Надежда Ариана (ariananadia) wrote in lovers_of_art,
Надежда Ариана
ariananadia
lovers_of_art

Category:

Женщины из рода Юсуповых: Зинаида Ивановна.

Женщины из рода Юсуповых






Юсупова Зинаида Ивановна (1809-1893) урожд. Нарышкина


Знаток петербургского света граф В.А.Соллогуб вспоми­нал, что царствование Николая I, начавшееся так мрач­но — восстание декабристов, казнь, ссылки, ужас в обеих столицах, — в конце концов несколько смягчилось. Жизнь обитателей уютных особняков вошла в свои обычные бере­га. «Празднества сменялись празднествами, — пишет он, — и отличались, как водится в этом случае, необык­новенным великолепием. В те времена имена светских кра­савиц не были еще достоянием газетчиков и упоминать о них в газетах считалось бы верхом неприличия, но в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, урожденной графини Тизенгаузен, дочери в то время известной в петербургском свете Елизаветы Михайловны Хитрово, одной из пяти дочерей фельдмаршала Кутузова, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные...»


Брак с сыном екатерининского вельможи добавил блеска представительнице знатного рода Нарышкиных: Зинаида Ивановна стала наследницей несметных юсуповских сокровищ. По отзывам А.В.Мещерского, молодая княгиня Юсупова «по своей красоте, богатству и положе­нию в обществе считалась звездой первой величины». Та­ким образом, драгоценный камень получил достойную оправу.


Пышное бракосочетание состоялось 19 января 1827 года в Москве, но не совсем благополучно. Юсупов поехал в церковь, забыв получить благословение отца, для чего ему пришлось вернуться домой. В церкви Зинаида Ивановна уронила кольцо, оно закатилось так далеко, что его не нашли и взяли другое. А. Я. Булгаков замечал, что у «необыкновенного жениха должны быть необыкновенные происшествия. В церкви невеста была очень весела, а жених задумчив и нахмурен». Но уже вскоре молодая супруга разочаровалась в браке, сообщив отцу, что «ей очень скучно в Петербурге». В письме брату от 2 мая 1827 года А. Я. Булгаков писал: «Да с Боренькой где не соскучишься, хотел я ему сказать в ответ». А. И. Тургенев, сравнивая её с «прикованным зефиром», отмечал, что «всё в ней ещё — поэзия. Только её муж напоминает презренную прозу»



Князь Николай Борисович Юсупов—младший


В октябре 1827 года у супругов родился сын, названный в честь деда Николаем. Вскоре Зинаида родила дочь, умершую при родах. После этого супруги фактически разорвали свои брачные отношения, позволив друг другу интриги на стороне. Согласно семейной легенде это произошло из-за родового проклятия Юсуповых, которого Зинаида Ивановна опасалась, но на самом деле, князь Юсупов просто не желал иметь других детей, о чём решительно объявил всем, чтобы сохранить своему сыну неприкосновенным и передать ему без ущерба все то состояние, которым сам пользовался


...Ничто так не дает женщине ощутить свое всевластие, как зеркало, отражающее прекрасное лицо, сундуки, пол­ные сокровищ, и титул, заставляющий склоняться в поклоне. Как часто, однако, обладание слишком многим стано­вится благодатной почвой для расцвета не лучших сторон характера.



Зинаида Ивановна


Счастливо одаренная судьбою, Зинаида Ива­новна этого убереглась. Она была приветлива, проста в обращении и прямодушна, что так выгодно отличало ее от светских дам. Этой чертой Зинаида Ивановна покорила Александра Ивановича Тургенева: «Мила своей откровен­ностью...» Павел Андреевич Вяземский описывал жене бал у Голицыной, «украшенный Юсуповой». На этом ба­лу, кстати, был и Александр Сергеевич Пушкин. Знаком­ство с Зинаидой Ивановной и ее мужем стало продолже­нием давних и теплых отношений со стариками Юсуповы­ми: «архангельским» князем и его женой.


Красота, ум, желание и умение заниматься делами по­лезными, созидать — все это соединилось в Зинаиде Ивановне. Она была истинной Юсуповой — если не по рождению, то по пристрастию к искусству и людям, его творящим. Юсуповы умели ценить не только матовое мер­цанье «Пелегрины», но и клочок бумаги, исписанный ру­кою Бомарше.


Еще вельможный хозяин Архангельского начал соби­рать автографы, понимая, как важно уберечь в этих ма­леньких приметах человеческого скоротечного бытия па­мять о талантах, которых, как и чистой воды бриллиантов, всегда мало.



Молодые супруги Юсуповы



Письма, книги с посвящениями, альбомы с рисунками и стихами. Даже обычные записки — все священно, к че­му прикоснулась рука избранных Богом. Зинаида Иванов­на с энтузиазмом продолжала пополнять семейную кол­лекцию. Теперь кроме полотен западных художников здесь все чаще появляются картины русских мастеров. Альбомы Юсуповой заполняются современниками, тво­рившими русскую культуру. Это круг пушкинских литера­турных друзей и знакомых: П.А.Вяземский, И.А.Крылов, И.П.Мятлев, И.И.Козлов, В.А.Соллогуб.
Княгиня очень хотела иметь автограф Пушкина. И вот она получает конверт от Василия Андреевича Жуковского:«Имею честь послать вам, княгиня, отрывок, писанный рукою Пушкина: это своего рода биография его друга Дельвига... Прилагаемый отрывок — моя собственность: я нашел его в своих бумагах и с удовольствием уступаю его вам. Теперь я уверен, что останусь в вашей памяти, ибо буду закреплен в ней именем Пушкина.


Жуковский».




Дача княгини Юсуповой в Царском Селе (проект И. Монигетти)



...Подарок являлся бесценным, тем более что поэта уже не было в живых. Пять листков, исписанных летящим почерком, возвращали княгиню к недавнему прошлому. Год, другой назад... Январь тридцать седьмого. Черный январь. Обведенное траурной рамкой: «Солнце русской поэзии закатилось! Россия потеряла Пушкина...»



Tsarskoye Selo (Russia), Yusupov Villa.



Эти напечатанные в «Современнике» строки вызвали в Петербурге разные чувства. Граф Уваров: «Солнце поэ­зии»! Помилуйте, за что такая честь? «Пушкин скончался... в середине своего великого поприща». Какое такое это по­прище! Разве Пушкин был полководец, военачальник, ми­нистр, государственный муж?! Писать стишки не значит еще... проходить великое поприще».
Да. Все так и было: общество разделилось на партию Пушкина и партию Дантеса. Для кого-то убийца — «бедный Жорж». Были и такие, которые, принадлежа к друзьям поэта, пребывали в растерянности, не подавая своего голоса в защиту его имени.





Бонштедт Людвиг Людвигович ((1822 - 1885). Особняк княгини З.И.Юсуповой (1852-1858) . Литейный пр.42


Тот самый Федоров, которому помогала старая княги­ня Юсупова, свидетельствовал: «Зинаида Ивановна с жа­ром вступилась за славу Пушкина в петербургских сало­нах, не давая никому усомниться в том, чью сторону она принимает». И в этом вся княгиня: самостоятельная, пыл­кая, всегда верная себе, своим антипатиям и своим привя­занностям!
Зинаида Ивановна, как и свекровь, поддерживала от­ношения с ее подопечным Федоровым. Может быть, оно и не стоило упоминаний, но факт примечательный: среди светских знакомых, среди блистательного окружения — незнатный, малоизвестный, бедный поэт, человек явно не ее круга. С ним, литературным Башмачкиным, утончен­ная аристократка сохраняет дружеские отношения на долгие десятилетия! Страницы ее альбома так же откры­ты для скромного Федорова, как и для великих совре­менников.




Юсупова Зинаида Ивановна (княгиня, 1840-1841) урожд. Нарышкина



...В 1832 году художник Григорий Чернецов получил заказ от Николая I на создание огромной картины, изоб­ражающей парад на Царицыном лугу.


Пять лет отдал Чернецов этой работе. Он задался целью показать всех чем-нибудь примечательных современников-петербуржцев. Здесь люди разные, но не слу­чайные. О каждом из них говорят в обществе: о Петре Телушкине, например, который в 1830 году без лесов, с помощью одной лишь веревки починил крест на шпиле Петропавловской колокольни.





«Парад и молебствие по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге»
В середине полотна Александр Сергеевич Пушкин вместе с Жуковским, Гнедичем и Крыловым, Алексей Николаевич Оленин, президент Императорской Академии художеств. Да разве о каждом из 223-х расскажешь? И надобности такой нет — в данном случае нас интересуют только прекрасные дамы, которых художник «пригласил на полотно».



Зинаида Ивановна Юсупова, урожденная Нарышкина (1809—1893) с фрейлинским шифром


Не забудем, что картину заказал сам Николай I. Это обязывало Чернецова быть особенно тактичным. Известно, что венценосец — большой поклонник женской красоты. Вот почему на картине только те, про кого говорили или писали: «знаменитая красавица», «славилась своей красо­той», «одна из первых красавиц своего времени».
Григорий Чернецов предоставил нам редкую возмож­ность увидеть Зинаиду Ивановну в толпе своих соотече­ственников. Да и как художник мог обойти ее вниманием? Юсупова слишком заметна на фоне петербургской жизни тех лет. Современники упоминают в своих мемуарах ее дом, где давались едва ли не самые роскошные балы в го­роде. Она в самом расцвете — двадцать с небольшим лет! — своей тонкой, классической красоты. Разумеется, у нее масса поклонников, и среди них тот, имя которого светские сплетники стараются не упоминать, а лишь подымают глаза к небу. Государь!..



Не близость ли имен венценосца и Юсуповой и опре­делила ее место на картине Чернецова?


Престарелые красавицы обычно сжигали свою любов­ную переписку. Зинаида Ивановна с обычной для нее смелостью этим пренебрегла.
Царь предлагал княгине, между прочим, провести лето рядом с ним. Для этого павильон «Эрмитаж», который скрывался в тени лип Царскосельского парка, отдавался в полное ее распоряжение. Вероятно, Зинаиде Ивановне этого никак не хотелось. Княгиня отказывается от лестного предложения. Ее аргументы граничат с дерзостью: у нее достаточно имений, чтобы самой выбрать, где поселиться.
...Безусловно, Зинаида Ивановна была женщиной сильных страстей.
Зинаида Ивановна была одной из самых модных дам столицы, современники отмечали её природную красоту и ум. Граф Соллогуб вспоминал, что она «была хороша собой, добра и приветлива». Князь А. В. Мещерский называл Юсупову одной из «львиц» петербургского общества, отдавая ей пальму первенства отмечая, что она «отличалась большою благосклонностью ко всем и вообще замечательною кротостью». Княгиня Юсупова пользовалась вниманием императора Николая I. Описывая её в 1829 году, Долли Фикельмон, отдавала дань её красоте



Борис Юсупов

« Высокая, тонка, с очаровательной талией, с совершенно изваянной головой, у неё красивые чёрные глаза, очень живое лицо с весёлым выражением, которое так чудесно ей подходит »при этом она ревниво замечала, что «неизменная доброта императора и удовольствие, которое он испытывает, останавливая свой взор на красивом и изысканном лице, — вот единственная причина, которая заставляет его продолжать выказывать ей своё почтение». В 1830 году у Зинаиды Ивановны начался роман с кавалергардом Николаем Андреевичем Жерве (1808—1841). Графиня Фикельмон писала:
« Не менее заметен и чересчур затянувшийся и всепоглощающий флирт очаровательной княгини Юсуповой с Жерве, офицером Кавалергардского полка. Она вызывает всеобщий интерес, ибо молода духом, как впрочем, и годами, веселая, наивная, невинная. С удивительным простодушием отдалась она во власть своего чувства. Она словно не видит расставленной перед ней западни и на балах ведет себя так, будто на всем белом свете только они вдвоем с Жерве. Он очень молод, с малопривлекательным лицом, во всяком случае, незначительным, но очень сильно влюблен, постоянен в своем чувстве и, может, более ловкий, чем его считают.»




Дворец Юсуповых на Мойке

Вскоре о романе становится известно и супругу, Долли пишет в своём дневнике: «Ореол весёлости, окружавший его красивое и столь молодое лицо, вдруг разом исчез. Боюсь, что причина этому — Жерве». Спасая Зинаиду от сплетен, Жерве покидает Петербург. В 1841 году князь Михаил Лобанов-Ростовский поведал о «меланхоличном Жерве»: «У него такой вид, как будто он погибнет в первом же деле». Вскоре во время экспедиции в Большую и Малую Чечню Жерве был ранен и скончался после двухмесячной болезни. 7 августа 1841 года императрица Александра Фёдоровна писала своей подруге графине С. А. Бобринской:


« Вздох о Лермонтове, об его разбитой лире, которая обещала русской литературе стать её выдающейся звездой. Два вздоха о Жерве, о его слишком верном сердце, этом мужественном сердце, которое только с его смертью перестало биться для этой ветреной Зинаиды. »


Правнук Зинаиды, князь Феликс, писал в своих «Мемуарах»: «Прабабка моя была писаная красавица, жила весело, имела не одно приключение». Её очень любили и баловали при дворе и императрица и император Николай I, особенно до её несчастного падения из кареты (осенью 1834 года), которое сделало её навеки хромой и лишило главного занятия и главной прелести — танцев.


Второй брак





Зинаида Ивановна Юсупова



В октябре 1849 года скончался князь Борис Николаевич, и вдова покинула Россию. По мнению Феликса Юсупова, это произошло из-за ссоры с императором. В конце 1850-х во Франции княгиня познакомилась с капитаном Генерального штаба национальной гвардии департамента Сена Луи Шарлем Оноре Шово (1829—1889), который был младше её на 20 лет





Портрет графа де Шово



7 мая 1861 года состоялось их венчание в домовой церкви особняка на Литейном. В свадебное путешествие молодожёны отправились в Швейцарию. Российский двор был недоволен этим мезальянсом. И Юсупова решила проблему, приобретя для мужа титул графа Шово и маркиза де Серр. С 1860 года он занимал пост генерального советника департамента Финистер округа Конкарно в провинции Бретань.



В 1889 году граф Шово скончался, завещав замок Кериоле, купленный в 1862 году Зинаидой Ивановной, своей сестре, и ей пришлось выкупать его за полтора миллиона франков.




Замок Кериоле



Последние годы

Последние годы Зинаида Ивановна проживала в основном в Париже. Феликс Юсупов оставил воспоминания о своих визитах к ней:

« она жила одна с компаньонкой на Парк-де Прэнс… Так и вижу прабабку, как на троне, в глубоком кресле, и на спинке кресла над ней три короны: княгини, графини, маркизы. Даром, что старуха, оставалась она красавицей и сохраняла царственность манер и осанки. Сидела нарумяненная, надушенная, в рыжем парике и снизке жемчужных бус. »



В 1893 году Зинаида Юсупова мечтала посетить родину, даже получила высочайшее соизволение, но скончалась в том же году. По её завещанию тело было перевезено в Россию и погребено в Троице-Сергиевой Пустыни на Петергофской дороге, в нижнем пределе храма Св. Сергия Радонежского, который был построен архитектором А.Горностаевым на средства княгини Юсуповой.





Монастырь в начале 1840-х гг.



Она в полной мере обладала способ­ностью совершать из ряда вон выходящие поступки. Се­мейные предания сохранили историю о том, как велико­лепная красавица влюбилась в государственного преступ­ника и, когда тот был приговорен к заключению в Свеаборгскую крепость, поехала за ним. Она купила дом на холме как раз напротив тюрьмы и могла каждый день ви­деть окно темницы своего возлюбленного.



В 1925 году правнук Зинаиды Ивановны Феликс Юсупов, живший в эмиграции в Париже, в одной из рус­ских газет прочитал о том, что большевики, обыскивая их дом в Петрограде, «нашли в спальне прабабки потайную дверь, скрывавшую гроб с телом мужчины». «Я долго ду­мал о тайне, окружавшей эту находку, — пишет Юсупов. — Мог ли это быть скелет того молодого революцио­нера, которого она любила и прятала у себя до самой его смерти, после того, как облегчила его побег? Я вспоминал, что за много лет до того, когда я в этой самой спальне раз­бирал бумаги прабабки, я испытывал такое странное недо­могание, что позвал лакея, чтобы не находиться там одному».


::::::::::::::::::::::::



В 1830 году Юсуповы приобрели особняк на Мойке. Перестройка шла семь лет: были созданы великолепные гостиные, пристроен восточный корпус с залами для картинной галереи и домашним театром. Сюда была перевезена большая часть коллекции Юсуповых, увеличением которой активно занималась Зинаида Ивановна. По случаю окончания ремонта был дан грандиозный бал



:::::::::::::::::::::::::::

После смерти князя Бориса дом на Мойке стал собственностью сына. Для себя же княгиня решила строить новый дом на Литейном проспекте, в котором «самые прихотливые фантазии женского вкуса не могли быть выполнены более удачно и более удовлетворительно». Дом был унаследован Феликсом Юсуповым


:::::::::::::::::::::::::::::



В 1862 году маркиза Серр приобрела имение Кериоле.  Суровый замок благодаря вкусу Зинаиды Ивановны был превращён в роскошный дворец, наполненный прекрасной мебелью и произведениями искусства. В 1891 году она завещала усадьбу жителям департамента Финистер с условием открытия в нём музея. С 1902 года замок начал разрушаться, и в 1924 году её внучка Зинаида смогла заявить права на наследство (в завещании было условие о сохранении дома в том виде, как он существует). В 1960 году Феликс Феликсович продал замок 

О Данных дворцах и замках  созданы отдельные посты


Лялин В.Е. Родовое проклятие // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 104. — 278 с. — (Наша история)

 Лялин В.Е. Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова // Князья Юсуповы. Кто они?. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. — С. 84—89. — 278 с. — (Наша история)


Tags: Россия, живопись, история
Subscribe

  • "- Достоевский умер. - Протестую, Достоевс

    В Инженерном замке открылась очередная выставка Русского музея, приуроченная к юбилею Достоевского. На ней представлено большое количество весьма…

  • Осенний салон кукол на Тишинке

    В начале октября в торговом центре на Тишинской площади прошел традиционный ежегодный Осенний салон кукол. Сюда съезжаются со своими работами мастера…

  • Дом-музей Виктора Гюго.

    Дом-музей Виктора Гюго.Париж Maison de Victor Hugo Таких домов-музеев, в которых когда-то проживали известные писатели, во Франции немало…

promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments