По городам и весям (suomilarissa) wrote in lovers_of_art,
По городам и весям
suomilarissa
lovers_of_art

Categories:

"Ведь я институтка, я дочь камергера..." - эмигрантский романс.

Мой отец в октябре убежать не успел,
Но для белых он сделал немало.
Срок пришёл, и холодное слово: «расстрел» —
Прозвучал приговор трибунала.

Это слова героини песни, дочери камергера, из эмигрантского романса «Институтка», или «Чёрная моль», появившегося в Париже не то в 30-е, не то в 50-е годы. Романс в Советском Союзе впервые прозвучал в телесериале “Государственная граница” в 80-х годах, до того исполнялся подпольно. Из памяти советского народа вытравлялось всё, что было связано с белыми, с эмиграцией цвета нации, когда двумя рейсами немецкого пассажирского парохода в 1922 году Лениным были высланы 160 представителей российской интеллигенции, учёных, философов - пароход вошёл в историю как "философский". Правда о белом движении старательно замалчивалась и уничтожалась. Так к примеру,  была взорвана православная часовня на участке разорённого советской властью кладбища прибалтийских немцев в Таллине. В часовне отпевали умерших солдат и офицеров бежавшей в Эстонию армии Юденича. Могилы их не только сравняли с землёй, а весь участок советские власти засыпали огромной горой битых бутылок...

Жизнь эмигрантов в блистательном Париже сложилась по-разному, но в любом случае она была тяжёлой: когда-то обеспеченным и богатейшим людям России надо было как-то выживать в чужой стране. Бывшие аристократы садились за руль такси, а их супруги шили шляпки, кто-то пел в ресторанах и кабаре Парижа, и не только пел, о чём эта песня. Эмигранты мёрзли зимой в парижских мансандрах, недоедали -  средства за проданные драгоценности, которые смогли вывезти и у кого они были, быстро таяли, а у тех, кого выслали на "философском" пароходе, ничего ценного не было - им разрешили взять с собой "лишь по двое кальсон, две пары носков, пиджак, брюки, пальто, шляпу и две пары обуви на человека" (ц. из Вики)

Ролик романса «Институтка», или «Чёрная моль» очень популярен на Ютьюбе, его прослушали более 1,4 млн человек. Самые первые известные в СССР исполнения, датируемые серединой 1970-х годов, принадлежат "королю" подпольной советской песни Аркадию Северному (1939-1980)  и культовой певице "советского подполья" Вале Сергеевой (1949-1997). Кто положил стихотворение на музыку - неизвестно. Наверняка это русский музыкант-эмигрант. Как и всякая полюбившаяся в народе песня, романс дополнился разными вариациями - новыми куплетами, выпавшими и изменёнными словами. В результате известно несколько вариантов. Внизу привожу один из вариантов.

Автором романса считают Марию Вега. Впрочем, есть публикация, в которой утверждается, что Мария Вега не была автором: "...какое отношение к песне имеет Мария Вега. Вернее, про то, что она, вероятнее всего, не имеет к песне никакого отношения. Единственным источником, который говорит о принадлежности авторства текста песни Марии Веге, являются воспоминания уже упомянутой Людмилы Лопато. Для ясности уточним: книга «Волшебное зеркало воспоминаний Людмилы Лопато» была написана в 2003 Александром Васильевым (известным историком моды) на основе интервью с певицей 2002 года. До этого она нигде не упоминала эту песню и, уж тем более, в привязке к Марии, и именно после этого интернет-исследователи стали наперебой приписывать авторство "Институтки" Веге".

Судьба Марии Вега, эмигрантки, дочери русского дворянина - это одна из страниц белой эмиграции, и познакомиться с имеющимися фактами её биографии достойно интереса.

Поэтесса и художница Мария Николаевна Волынцева (1898, Санкт-Петербург — 1980, Ленинград) росла в артистической среде, её родственники были широко известны в мире театра, некоторые из них лично общались с Иваном Тургеневым и Львом Толстым. Её крёстной матерью стала великая русская драматическая актриса, выступавшая на сцене Александринского театра М. Г. Савина. Мария была студенткой Павловского женского института в Санкт-Петербурге. После Октябрьской революции Мария вместе с отцом и тётей эмигрировала из России. М.Н. Волынцева больше известна как Мария Вега. Этот псевдоним придумал для неё отец во Франции. Сочиняла стихи и писала для эмигрантской прессы, опубликовала несколько переводов из Райнера Марии Рильке.

Дальнейшая судьба Марии Веги необычна. С 1962 года она отдалилась от эмигрантских кругов, стала печататься в издаваемых в СССР Комитетом по связям с соотечественниками за рубежом журналах. Реальным хозяином этой организации был, понятно, другой «комитет» — государственной безопасности. От поэтессы потребовали стихов о Ленине. К тому же на подходе был и столетний юбилей вождя, и она наваяла несколько абсолютно нечитаемых произведений на эпохальную тему. За этот «подвиг» в том же году в СССР издали её книжку «Одолень-трава». Проявленная лояльность позволила ей вернуться в 1975 году (после смерти мужа) в Ленинград и, что называется, «умереть на родине». Она скончалась в 1980 году в доме ветеранов сцены, некогда основанном её крёстной матерью — великой русской актрисой М. Г. Савиной. При жизни вышло ещё несколько сборников её стихотворений: «Самоцветы» (1978) и «Ночной корабль» (1980).


Не смотрите вы так сквозь прищур своих глаз,
Джентльмены, бароны и денди!
Я за двадцать минут опьянеть не смогла
От стакана холодного бренди.

Ведь я институтка, я дочь камергера,
Я чёрная моль, я летучая мышь.
Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж…

Мой отец в октябре убежать не успел,
Но для белых он сделал немало.
Срок пришёл, и холодное слово: «расстрел» —
Прозвучал приговор трибунала.

И вот я проститутка, я фея из бара,
Я чёрная моль, я летучая мышь…
Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж…

Я сказала полковнику: "Нате, берите!
Не донской же валютой за это платить.
Вы мне франками, сэр, заплатите.
А всё остальное — дорожная пыль!"

Ведь я проститутка, я фея из бара,
Я чёрная моль, я летучая мышь.
Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж.

И только лишь иногда сквозь покров лживой страсти
Вспоминаю Одессы родимую пыль.
И тогда я плюю в их слюнявые пасти!
А всё остальное - печальная быль.

Ведь я институтка, я дочь камергера,
Я чёрная моль, я летучая мышь.
Вино и мужчины — моя атмосфера!
Приют эмигрантов — свободный Париж!

********
Ссылки на инетные публикации о Марии Вега и песне:
- История одной песни: "Институтка" или "Черная моль":https://tunnel.ru/post-istoriya-odnojj-pesni-institutka-ili-chernaya-mol
- "Авторство песни "Институтка" - реальность или миф?": https://tunnel.ru/post-avtorstvo-pesni-institutka-realnost-ili-mif
- статья из Вики: "Институтка (песня)".
- «Валя Сергеева – возвращение легенды…» http://www.blatata.com/main/147923-valja-sergeeva-vozvraschenie-legendy.html
********

Tags: музыка, русский романс
Subscribe

  • Анатолий Коробкин.

    Весна вскормила почки Апрельскою капелью...Anatoly Korobkin (Russia, 1974) Убрав с земли снег, растормошив заснувшую реку, весна освободила…

  • Константин Аполлонович Савицкий

    Константин Аполлонович Савицкий (25 мая [6 июня] 1844 г., Таганрог, Российская Империя - 31 января [13 февраля] 1905 г., Пенза, Российская…

  • Коробкина Диана.

    По чужой указке не привыкла Жить моя великая страна. Не от дяди Сэма, а от Бога Воля ей свободная дана... Художники Коробкины: Жена…

promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments