tsira_seven wrote in lovers_of_art

В Крещенский сочельник

Крещенский сочельник. В церквах освятили воду. Купец Однодворов и  супруга его вернулись из церкви и принесли с собой целый полштоф  освященной воды.
— Ну, сподобил Господь!.. — сказал купец. — Ведь я до воды-то ни-ни… Ни Боже мой… Даже чаю не вкушал.
—  И я от кофеища грешного удержалась, — отвечала жена. — А уж как тянуло!  Просто ужасти. Думаю: выпью хоть черненького, по немощам моим; но как  вспомнила, что бесы-то возликуют, а ангелы слезами зальются, глядя на  мое малодушество, так вот меня словно кто опалил под сердце. Сейчас надо  крестов богоявленских на дверях мелом наставить, — прибавила она.
— Ты обед-то вели подавать прежде, а уж кресты потом расставим… Есть до того хочу, что даже тошно.
— Нет, нет. Кресты надо прежде всего… Сначала очистим дом от бесовщины, а потом уж и за обед примемся.
— Да откуда у нас бесовщине-то было набраться? 

Художник Владимир Герасимов

— Как откуда? Дети маски надевали и беса тешили. А уж, если его тешат  — он тут, он радуется. Сама я под Новый год гадала; и воск лила, и  бумагу жгла, — а это тоже бесу потеха. Значит, дом наш нечистый и его  надо освятить крестом. Где мел? Дети! Сыщите мне мел!
— Да вели ты подавать хоть мне-то щи!
— А вот только у детей маски отниму да под плитой сожгу. Ребятишки! Где у вас маски? Давайте сюда. 

Художник Валентин Рекуненко


— Мы, мамашенька, их до будущих святок…
— Нет, нет… Все под плиту. Не желаю я, чтоб дом наш харями погаными осквернялся. Дети заревели.
— Цыц! — крикнул отец. — А то я, голодный, всех как Сидоровых коз перепорю!
— Оставьте нам хоть арапскую-то маску…
— Где у меня ремень? Где у меня подтяжки? Где веревка?
Мальчик  принёс маски. Мать схватила их и потащила в печку. Вернувшись, она  стала ходить по комнатам и ставить на дверях мелом кресты. Отец бродил  сзади и потирал желудок.
— Что у нас сегодня к обеду? — спрашивал он.
—  Да уж известное дело, что в сочельник бывает… Лишь бы как-нибудь  поесть… на то он и сочельник. Святые-то, вон, акридами да диким медом  питались. Суп грибной будет. 

Художник Владимир Жданов


— Суп грибной — это хорошо. Послушай…  Кресты можно расставить и после обеда. Вели ты подавать на стол. Видишь  ли, даже слюна бьет — вот как есть хочется.
— Погоди. Не умрешь. Сначала изгоним беса, а потом и за обед…
— Ну, делай, как знаешь, а я буду водку пить и рыжиками закусывать. Что у нас еще к обеду, кроме грибного супу?
—  Да уж известно, что в постные дни. Надо воздерживаться. В постные дни  разносолов не бывает. Пирогов с груздями и с кашей велела испечь.
Купец выпил рюмку водки, прожевывал рыжик и говорил:
— Пирог с груздем и кашей я даже обожаю. У тебя там в буфете кочанная капуста была… Дай-ко мне ключ… Я достану. 

Художник Надежда Полуян-Внукова


— Эдакое нетерпение! Дай кресты-то расставить…
— Да ты, может быть, еще на чердак пойдешь кресты расставлять?
—  А ты думал как? И на чердаке надо поставить крест, чтоб беса выгнать.  Ведь мы на чердак-то за бельем ходим. Ну что за радость, если нечистая  сила нас пугать будет? Черкни-ка ты мелком вон на том косяке — ты повыше  меня. Мне не достать.
— Матушка! Руки не действуют. Я совсем ослаб, не евши. Так что же у нас еще-то к обеду будет?
— Да уж известно, что в сочельник многого не стряпают. Так, чуть-чуть… Кисель клюквенный велела сделать.
— С миндальным молоком? Это, брат, чудесно. Этим я могу до отвалу нажраться.
— Сыт будешь, а только уж известно — сочельник, пост… Быть бы живу.
— Ну а больше ничего? — Как ничего! Аладьи будут с патокой.
—  Ну, вот за это совсем мерси. За это повезу тебя завтра на набережную  около Иордани прогуливаться. Вели только поскорее на стол подавать.
— Сейчас, сейчас… — отвечала жена, но вдруг вскрикнула: — Ах я дура, дура! Вот дура-то полосатая! 

Зима. Крещенское водосвятие. Художник Кустодиев Борис Михайлович



—  Что такое? — искренно спросил муж. — Да как же… Печем постный пирог, а  сковородцы-то от скоромного масла я и забыла с кухаркой выжечь! Ну, что  теперь делать? Ведь после этого мы все должны оскоромиться со  скоромного-то противня. Батюшки! И, аладьи, ведь на скоромной сковородке  пекутся. Вот грех-то! Ну что тут делать?! Купчиха стояла и разводила  руками.
Муж плюнул.
— Фу ты! А я думал и не ведь, что… только попусту  меня-то перепугала.
— Акулина! Подавай скорей на стол! — крикнул он кухарке. 

1879 год

Автор — Лейкин, Николай Александрович —  русский писатель и журналист. Родился в купеческой семье. Учился в  Петербургском немецком реформатском училище. Печататься начал в 1860  году. Сотрудничал в журналах «Библиотека для чтения», «Современник»,  «Отечественные записки», «Искра».

promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.