Рафаэль Погосян (rafik_jan) wrote in lovers_of_art,
Рафаэль Погосян
rafik_jan
lovers_of_art

Categories:

Музей Прадо. Мадрид (третья часть)

46-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Обнаженная маха 1795–1800.jpg



Франсиско Гойя — испанский художник, гравер, чье свободолюбивое искусство отличается смелым новаторством, страстной эмоциональностью, остротой характеристики, социально направленным гротеском. Великий живописец художественно и энциклопедично отразил жизнь своей страны. Влияние Гойи, одного из наиболее ярких мастеров эпохи романтизма, на художественную культуру имеет общеевропейское значение.


В образе махи — испанской горожанки XVIII–XIX веков, художник вопреки строгим академическим канонам воплотил тип притягательной, естественной красоты. Маха — женщина, смысл жизни которой — любовь. Обольстительные, темпераментные махи олицетворили испанское понимание привлекательности. Кисть гениального художника навеки сохранила для потомков молодость, живое очарование, таинственную чувственность соблазнительной натурщицы.

Гойя не только создал образ новой Венеры современного ему общества, но и удивительно тонко почувствовал изменения художественного стиля на грани эпох.



47-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес Одетая маха. Около 1800–1807.jpg

Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828). Одетая маха. Около 1800–1807



48-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Расстрел повстанцев 3 мая 1808 года в Мадриде 1814.jpg

Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828). Расстрел повстанцев 3 мая 1808 года в Мадриде. 1814



Произведения художника, посвященные восстанию 1808 в Мадриде, которое ему довелось пережить, разительно отличаются от исторических картин романтиков. Они характеризуют живописца-патриота, призывающего к борьбе, как гуманиста, осуждающего войну.

Ночью при свете фонаря у холма на окраине города солдаты расстреливают повстанцев. Палачей живописец представил как безликую массу, а осужденный молодой крестьянин в белой рубахе, широко раскинувший руки, — композиционный центр произведения. Удивительно правдиво передано поведение всех действующих лиц: одни с вызовом сморят в глаза палачам, другие покорно склонили голову, третьи закрыли руками лицо. Полотно пронизано страстью личного переживания, темный пейзаж усиливает ощущение неминуемой трагедии. Художник не только запечатлел страшное историческое событие, но также показал нравственность и героизм испанского народа.



49-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Колосс (Паника) 1810–1825.jpg

Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Колосс (Паника) 1810–1825



В полотне «Колосс» Гойя создал аллегорию на начавшуюся в 1808 войну с Францией. Общество было напугано кровопролитием. В центре композиции — огромных размеров фигура, свирепо сжавшая кулаки. Этот рушащий все на своем пути гигант олицетворяет собой жестокость войны, несущей разорение и смерть. Появление Колосса, шествующего по землям, касаясь темных небес, вызывает всеобщую панику. Вид разоренной и сожженной французскими войсками Сарагосы, родного города художника, поразил живописца.



50-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Сатурн, пожирающий своих детей 1820–1823.jpg

Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828). Сатурн, пожирающий своих детей. 1820–1823



Переживая тяжелый жизненный период, художник, живя в одиночестве за городом, расписал маслом стены своего дома. «Сатурн, пожирающий своих детей» поражает зрителя. В ней воплощена идея противостояния прошлого и будущего, полотно символизирует неумолимое, ненасытное время, уничтожающее свои же творения. Из темноты фона выхвачено светом гигантское тело обезумевшего бога, в исступлении пожирающего собственного ребенка.



51-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Семейство Карла IV 1800.jpg

Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828). Семейство Карла IV. 1800



52-Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Семейство Карла IV 1800 (фрагмент).jpg

Франсиско де Гойя-и-Лусьентес (1746–1828) Семейство Карла IV 1800 (фрагмент)



«Короли без ума от Гойи», — писал живописец другу. В этих словах нет преувеличения, но как мастер добился королевской любви, ведь его портреты поражают своей неприкрытой правдой?! Художник, разоблачая портретируемых, представлял их почти гротескно.

На огромном полотне изображены царственные особы в роскошных костюмах, блистающих драгоценностями и регалиями, но их лица отражают удручающую духовную пустоту. Скучные, невыразительные физиономии разодетых короля и королевы иллюстрируют высказывание французского романиста Теофила Готье о том, что они напоминают «булочника с женой, которые получили крупный выигрыш в лотерею». Ни один член семьи не ускользнул от проницательного взгляда художника. Надменный, заносчивый человек в голубом камзоле слева — старший сын короля, будущий наследник Фердинанд VII. Королева Мария-Луиза, окруженная младшими детьми, представлена в центре картины, а король стоит в стороне, весь его облик выражает покорность супруге, как и было в реальности. За спиной короля — другие, менее влиятельные родственники. Возможно, подражая «Менинам» Веласкеса, живописец изобразил на заднем плане себя, работающим над большим полотном.

Лишь Гойя, свободолюбивый, осознающий масштаб своего таланта, мог отважиться написать столь беспощадный портрет королевских персон.



53-Луис Мелендес (1716–1780) Натюрморт с куропатками и посудой Последняя треть XVIII века.jpg

Луис Мелендес (1716–1780). Натюрморт с куропатками и посудой. Последняя треть XVIII века



54-Луис Мелендес (1716–1780) Натюрморт с куропатками и посудой Последняя треть XVIII века (фрагмент).jpg

Луис Мелендес (1716–1780). Натюрморт с куропатками и посудой. Последняя треть XVIII века (фрагмент)



Мелендес верен своим идеалам и работает в лучших традициях жанра. Композиция «Натюрморт с куропатками и посудой» построена весьма мастерски, колористическое решение холста очень гармонично. Крупное, но при этом детальное живописание занимает почти все пространство полотна. Оставленные небрежно среди дичи и овощей окаймленные насыщенно-синим тарелки становятся предметом, провожающим зрителя в перспективу сюжета. Он как будто рассказывает о жилом доме, с его обычаями и привычками, хозяйка жилища приготовит куропаток и, возможно, накроет стол этими самыми тарелками…



55-Луис Эухенио Мелендес (1716–1780) Натюрморт с кренделем 1770.jpg

Луис Эухенио Мелендес (1716–1780). Натюрморт с кренделем. 1770



Мелендес — крупнейший представитель натюрмортной живописи XVIII века. Многочисленные полотна испанца продолжают традицию изображения даров родной при роды, заложенную еще голландскими художниками XVII века, которые охотно изображали продукты своей местности.

Натюрморт создан в поздний период творчества художника, когда в его композициях появляются предметы роскоши, серебряная посуда. Но мастер по-прежнему верен своим идеалам и работает в лучших традициях жанра. Кажется, что предметы на холсте осязаемы: хрупкое стекло стакана отражается в матовой поверхности серебряной вазы, только что выпеченный крендель, лежащий на белой салфетке, манит ноздреватой мякотью, закупоренная бутылка поблескивает высоким горлышком, изящная вилка расположилась на самом краю освещенного стола.

Несмотря на детальность живописи Мелендеса в его картинах в отличие от работ голландцев нет ощущения уютного быта жилого дома.



Живопись Италии



56-Рафаэль Санти. Портрет кардинала. 1510–1511.jpg

Рафаэль Санти. Портрет кардинала. 1510–1511


57-Фра Анджелико (1400–1455) Благовещение Около 1426.jpg

Фра Анджелико (1400–1455). Благовещение. Около 1426



Анджелико Фра Беато — итальянский живописец эпохи Раннего Возрождения, доминиканский монах, чье искусство проникнуто глубокой и искренней религиозностью. Для творчества Беато характерны простота и ясность композиционных и цветовых решений, его произведения лишены субъективности, присутствующей в трактовке религиозных сюжетов у ряда крупных живописцев. В их основе лежат дисциплина и душевное смирение, выработанные монастырской жизнью. В сияющих красках, радостном лицезрении мира ощутимы милосердие и чистая вера в непреходящий идеал святого искусства.

«Благовещение» было написано для алтаря женского монастыря Сан Доменико во Фьезоле. Композиция делится на три части, две из них объединены сюжетом Благовещения. Справа изображена сидящая Дева Мария, перед ней склонился архангел. Их фигуры помещены в единое пространство двойного арочного портика и, по традиции, разделены колонной. В глубине виден вход в комнату Марии, в медальоне над центральной колонной изображен Бог-Отец. Божественный луч, пронизывающий всю сцену, символизирует великое предназначение Девы Марии.

В левой части композиции изображен Эдем: архангел Михаил изгоняет из рая Адама и Еву. В глубине видно Древо познания. Райский сад, одна из ипостасей Богоматери, символизирует ее непорочность («hortus randusus» — «запертый сад»). Соединение ветхо- и новозаветного эпизодов имеет глубокое богословское обоснование: вдали изображены последствия грехопадения, в то время как на первом плане — зачатие Иисуса, чья смерть послужит искуплением. Мария трактуется как «новая Ева», свободная от недостатков.

Перед нами смысловая вереница атрибутов и символов, все приметы эпохи тонко и изысканно обыграны красками. Выписаны листья и лепестки в райском саду, растительный архитектурный орнамент, складки одежд персонажей.

Ниже основного поля алтарного образа расположены пять сцен из жизни Марии.



58-Андреа Мантенья (около 1431–1506) Успение Девы Марии. Около 1462.jpg

Андреа Мантенья (около 1431–1506). Успение Девы Марии. Около 1462



Представитель падуанской школы живописи, Мантенья писал в жесткой и резкой манере, нетипичной для классиков итальянского Ренессанса.

Дева Мария покоится на ложе, покрытом ярко-красным бархатом, на фоне мирного пейзажа, открывающегося за высоким окном в стене. Апостолы курят фимиам и поют погребальные песнопения. Их только одиннадцать, поскольку отсутствует святой Фома, по одному из апокрифов не успевший к погребению. Иконографический канон соблюден лишь формально. Нимбы — символы сияния святости — изображены прикрепленными к головам дисками, которые при движениях тел поворачиваются. Это пластическое решение в изображении почти застывших фигур апостолов и лаконичная перспектива являются доказательством тщательного изучения художником законов геометрии. Благодаря в том числе и глубокому пониманию античной скульптуры Мантенья стал радикальным новатором живописи.



59-Сандро Боттичелли (1445–1510) Серия картин к новеллам «Декамерон». Ужин Настажио у Онисти, III-й эпизод Около 1483.jpg

Сандро Боттичелли (1445–1510). Серия картин к новеллам «Декамерон». Ужин Настажио у Онисти, III-й эпизод. Около 1483



Сандро Боттичелли — один из самых эмоциональных мастеров эпохи Возрождения. Полотна художника пронизаны волнующим трепетом личного переживания. Широкую известность он получил как автор больших мифологических полотен «Весна» и «Рождение Венеры», полных очарования и одухотворенности.

Серия «Декамерон», состоящая из четырех работ (три из них находятся в Прадо), была создана живописцем по случаю бракосочетания Джанноццо Пуччи с Лукрецией Бини в 1483 и рассказывает о Натаджио дельи Онести. Возможно, что она выполнена по заказу Лоренцо Медичи Великолепного, который являлся родственником обоих семейств. Во всяком случае именно его герб можно видеть в центре третьего эпизода, являющегося фактически кульминацией всего повествования. Сюжет для этих эпизодов был заимствован живописцем из произведения «Декамерон» Боккаччо, в котором и рассказывается история Настаджио. В работе над этой серией Боттичелли помогали его ученики.



60-Антонелло да Мессина (около 1430–1479) Мертвый Христос, поддерживаемый ангелом 1475–1479.jpg

Антонелло да Мессина (около 1430–1479). Мертвый Христос, поддерживаемый ангелом 1475–1479



Антонелло да Мессина — видный представитель южной итальянской школы эпохи раннего Возрождения. Живописцу свойственны высокая техническая виртуозность, тщательная проработка мельчайших деталей, внимание к глубине фона и монументализму форм.

На картине «Мертвый Христос, поддерживаемый ангелом» на озаренном светлом фоне, где с трудом различается родной город мастера Мессина, отчетливо вырисовываются фигуры Христа и ангела. Ангел плачет, но как бы внутри, про себя. Только его глаза потемнели, покраснел и веки, искривилось личико, и он не смог сдержать две почти невидимые слезы, оставившие влажные следы. Христос мертв; светлое небо лишь подчеркивает скорбь держащего его ангела. Иконография и эмоциональная трактовка темы связаны с творчеством Джованни Беллини.



61-Джорджоне (14761477-1510) Мадонна со святыми Антонием Падуанским и Рохом 1500–1510.jpg

Джорджоне (14761477-1510). Мадонна со святыми Антонием Падуанским и Рохом. 1500–1510



Величайший мастер Высокого Возрождения, представитель венецианской школы, Джорджоне своей зрелой, основанной на чутком взаимодействии цвета и света манерой положил в Италии начало новой технике — масляной живописи. Она позволяла точно передавать нюансы светотени, очертания фигур и предметов.

Джорджоне одним из первых среди итальянских художников стал отводить важное место натуралистичному пейзажу в картинах мифологической, исторической и даже религиозной тематики. Персонажи этого поражающего своим особым настроением удивительного алтарного образа изображены так, что создается впечатление, будто они представлены не в интерьере собора, а на лоне природы. Тонкая поэтичность полотна создается зрительным слиянием человеческих фигур с пейзажем, достигнутым с помощью света.



62-Корреджо (около 1489-около 1534) Noli те tangere Около 1525.jpg

Корреджо (около 1489-около 1534). Noli те tangere. Около 1525



Антонио Аллегри, живописец периода Высокого Возрождения, получил свое прозвище по месту рождения и творчества в итальянском городе Корреджо.

Мастером точно передана трепещущая атмосфера момента узнавания Христа: Мария Магдалина тянется к Иисусу, стоя перед ним на коленях. Жест Христа иллюстрирует Его слова: «Не прикасайся ко Мне» («Noli me tangere» — лат.), Он мягко отстраняет женщину. Драматизм, усиленный холодной цветовой гаммой, читается в перекрещивающихся взглядах персонажей.

Влияние Леонардо да Винчи и Рафаэля проявилось в полотне погруженностью фигур в растительный фон и диагональным построением композиции. В свою очередь в пейзаже живописец достиг необычайно натуралистичного изображения. Зритель будто ощущает живительную прохладу утра, сочную густоту зеленеющей рощи, ласковое тепло осветившей небо зари.



63-Якопо Тинторетто (1518–1594) Крещение Христа. Около 1585.jpg

Якопо Тинторетто (1518–1594). Крещение Христа. Около 1585



Искусно владевший рисунком, умевший передавать сложные ракурсы, световые акценты, направления движения итальянский живописец венецианской школы Тинторетто новаторством и художественной смелостью сумел опередить своих современников.

В полотне «Крещение Христа» мастер отошел от канонов иконописи. Картина написана будто с натуры. Иисус стоит по щиколотки в водах реки Иордан и смиренно склонил голову перед Иоанном Крестителем. Тот, находясь на берегу, льет воду на голову Иисуса. В этом действии заключается отличие крещения обливанием от крещения посредством погружения в воду. В руке у Иоанна плоская чашка, в то время как на картинах северных мастеров у Крестителя сложены кисти рук. В небе над головами героев парит Голубь Святого Духа.



64-Тициан Вечеллио (14761477-1576) Даная 1553.jpg

Тициан Вечеллио (1476/1477-1576). Даная. 1553



Представитель венецианской школы, величайший итальянский живописец эпохи Возрождения, Тициан стоит в одном ряду с такими художниками, как Микеланджело, Леонардо да Винчи и Рафаэль. Мастер писал картины на библейские и мифологические сюжеты, был выдающимся портретистом.

В эпоху Возрождения миф о Данае выступал в искусстве как форма художественного обобщения. Тициан неоднократно обращался к этому образу, написал несколько вариантов «Данаи», один по заказу короля Испании.

У аргосского царя Акрисия была красавица-дочь Даная. Дельфийский оракул предсказал царю, что внук лишит его престола. Акрисий заключил дочь в медную башню, куда никто из смертных не мог проникнуть. Но Зевс, пленившись, проник к ней золотым дождем. После родился будущий герой — Персей.

Встреча Данаи и Зевса происходит на фоне заката, мягкие красочные тона как бы растворяются друг в друге. Фигура обнаженной женщины подобна скульптурам Микеланджело «Аврора» и «Ночь» из капеллы Медичи, но колорит картины остается истинно тициановским: краски словно мерцают от пронизывающего света, подчеркивая накал чувств героев.

«Даная» представила художнику возможность создать женский образ, не просто залитый светом, а будто состоящий из него. Сотканная из золотых лучей фигура стала открытием в живописи. Тонкий и плавный переход от светописи к тени, отказ от разделяющих линий положили начало новому творческому периоду 1550-х. «Даная» превратила Тициана из талантливого живописца в гения своей эпохи.



65-Паоло Веронезе (1528–1588) Венера и Адонис Около 1580.jpg

Паоло Веронезе (1528–1588) Венера и Адонис Около 1580



Художественную манеру Веронезе отличают тонкость рисунка, пластичность формы, сложность сочетаний цветов на светоносном фоне. Творчество этого виднейшего живописца венецианской школы подводит итог искусству эпохи Позднего Возрождения.

Адонис, возлюбленный богини любви Венеры, был сыном царя Кипра. Своей красотой он затмевал даже богов-олимпийцев. Когда Адонис погиб на охоте, Зевс пожалел убитую горем Венеру и повелел Аиду на время отпустить красавца из царства умерших. С тех пор Адонис вынужден был вести двойную жизнь.

Влюбленные герои представляют собой смысловой центр картины, а собаки, одна из которых дремлет у ног богини, и играющий с другой Амур наполняют изображение умиротворением. Полотно выполнено в теплой гамме. Густые цвета вечернего неба, зелени листвы и яркое красное одеяние Адониса контрастируют с кремовой белизной обнаженного тела Венеры. В мощном звучании насыщенных красок раскрывается зрелый талант живописца.



66-Микеланджело Меризи де Караваджо (15711573-1610) Давид и Голиаф. Около 1600.jpg

Микеланджело Меризи де Караваджо (15711573-1610) Давид и Голиаф. Около 1600



Караваджо — один из крупнейших мастеров барокко, ставший реформатором европейской живописи XVII века. Ранние работы художника не сохранились, он оставил их в мастерской и бежал из Милана после драки, окончившейся смертью одного из ее участников.

Имена знаменитых древних героев увековечены в библейском рассказе о единоборстве Голиафа с Давидом. Филистимлянский исполин родом из Гефа, Голиаф принадлежал к древнему племени рефаимов. Во время войны с израильтянами он наводил ужас на войско царя Саула. Только у будущего иудейского царя Давида, случайно явившегося в стан иудеев, хватило мужества сразиться с таким страшным врагом. Он поразил его камнем из своей пастушеской пращи.

Эту картину заказал Караваджо сам кардинал Сципионе Боргезе.



67-Федерико Бароччи (1535–1612) Рождество Христово 1597.jpg

Федерико Бароччи (1535–1612). Рождество Христово. 1597



Художественное мастерство Бароччи унаследовал от своих отца — скульптора, дяди — архитектора и прадеда — известного миланского ваятеля. Бароччи сформировался в римском кругу последователей Рафаэля, является живописцем эпохи позднего маньеризма.

«Рождество Христово» стоит в ряду замечательных полотен Бароччи на религиозный сюжет. Мастер придает церковной живописи непосредственность эмоционального воздействия, сочетая настроение религиозного экстаза с интимной лиричностью. На заднем плане полотна святой Иосиф отворяет дверь пастухам, но эта деталь лишь подчеркивает близость Богоматери и младенца к зрителю. Образ Марии миловидный и грациозный, ее лицо, окутанное своеобразной дымкой светотени, представляется кукольным. Подушка и яркое покрывало, розовые и шафранные одежды Богородицы сверкают в свете, идущем не извне, а от младенца Христа. Эффектной холодной цветовой гаммой и светотеневыми контрастами мастер демонстрирует свой неповторимый стиль, предвосхитив протобарочные тенденции.



68-Гвидо Рени (1575–1642) Святой Себастьян Первая половина XVII века.jpg

Гвидо Рени (1575–1642). Святой Себастьян. Первая половина XVII века



Итальянский живописец Гвидо Рени является приверженцем болонской школы, известен также как гравер.

Одной из самых популярных тем эпохи Возрождения среди живописцев являлось мученичество святого Себастьяна. Это связано, прежде всего, с возможностью изображения обнаженной мужской натуры (не без некоторого эротического обертона). В своей картине «Святой Себастьян» Рени изобразил героя, тело которого пронзили стрелы. Себастьян мучительно изогнулся от боли и устремил свой взгляд в небо. Игра светотени, мастерски используемая художником, придает телу святого более выраженные объемы и факт




Tags: Испания, живопись, музей, художники
Subscribe
Buy for 20 tokens
Тайны подземных цивилизаций.Часть 5.Пещерные города троглодитов Рушменье (Rouchemenier). Слово «троглодит» давно стало синонимом «варвара», «дикаря», «невежды». И превратилось в обидное прозвище, которым мы награждаем кого-то весьма…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments