Рафаэль Погосян (rafik_jan) wrote in lovers_of_art,
Рафаэль Погосян
rafik_jan
lovers_of_art

Category:

Галерея Питти. Флоренция (первая часть)

1-Здание музея.jpg

Здание музея

Если бы всевозможные правители не соревновались между собой, то и не происходили бы время от времени такие замечательные события, как рождение музеев. Из стремления семейства Питти доказать окружающим, что их род велик и знатен, возник в результате один из самых известных дворцовых комплексов с богатым собранием произведений искусства.



2-Интерьер музея.jpg

Интерьер музея



Палаццо Питти напоминает средневековую крепость, и это неудивительно: здание было выстроено в XV веке, когда, несмотря на распространение в Италии гуманистической культуры, богатому человеку по-прежнему приходилось возводить в прямом смысле слова вокруг своей семьи каменную броню. (Впрочем, в странах, где достаток гарантирован лишь небольшой части граждан, эта традиция сохранилась и доныне.)

Но заказчик особняка, банкир Лука ди Буонаккорсо Питти, был человеком образованным и водил дружбу с представителями правящего флорентийского семейства Медичи, покровительствовавшего искусствам и способствовавшего поддержанию в городе духа высокой культуры. Поэтому его дворец, построенный по проекту одного из первых по-настоящему ренессансных зодчих Италии, создателя легкого и величественного купола флорентийского собора Санта-Мария дель Фьоре Филиппо Брунеллески, несет в себе черты нового искусства — Возрождения. Они выразились в высоких, завершающихся полукруглыми арками окнах, зрительно облегчающих мощный рустованный фасад.

Однако замысел архитектора не был воплощен до конца: семье попросту не хватило денег. Расширять палаццо в соответствии с первоначальным планом, но при активном участии талантливых зодчих Бартоломео Амманати и Бернардо Буонталенти стали уже новые хозяева — те самые Медичи, с которыми мерялись знатностью и богатством Питти (Медичи тоже вели банковские и торговые дела). Приобрела дворец Элеонора Толедская, супруга представителя младшей ветви знаменитой фамилии, Козимо I. В соответствии с новыми вкусами, настоянными на архитектурных достижениях Высокого Ренессанса, переделали внутренний двор и садовый фасад, а также возвели боковые корпуса. Сооружение приобрело вид, отвечавший требованиям правителей, всячески стремившихся подчеркнуть свою образованность и приверженность великой культуре. Козимо I решил поселиться в палаццо и перенес туда свой двор. Чтобы соединить Питти с находящимся на другом берегу реки Арно зданием Уффици, где располагались флорентийские канцелярии, зодчий Джорджо Вазари выстроил коридор, частично проходивший по мосту Понте Веккьо.

Во дворец, конечно, стали перевозить произведения искусства, в первую очередь из Палаццо делла Синьория, где прежде обитал герцог. Со временем возникла необходимость в отдельном помещении, для того чтобы выставить там коллекции. Его устройством занялись при Фердинанде II Медичи, комнаты на втором этаже дворца были превращены в роскошную барочную анфиладу, плафоны украшены росписями Пьетро да Кортона, в залах расположено собрание, которое, впрочем, постоянно видоизменялось, так как произведения искусства перемещались из одной резиденции в другую. В 1743 Анна-Мария-Луиза Медичи завещала коллекцию городу. От титула ее супруга, герцога Палатинского из габсбургско-лотарингской династии, и пошло название галереи — Палатинская (Galleria Palatina).



3-В зале музея.jpg

В зале музея



В 1833, при герцоге Леопольде II, музей наконец распахнул свои двери для публики, правда, избранной, а в 1911 собрание перешло во владение государства.

Развеска картин — в этом одна из особенностей Галереи — осталась той, что существовала во дворце ранее: полотна размещали не в соответствии с их принадлежностью к определенной эпохе или национальной школе, а по принципу соответствия интерьерному убранству. Тем более палаццо Питти с прилегающим парком получило статус дворцового ансамбля, в котором именно единство разных видов искусства — архитектуры, живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства — имеет основную ценность.

Интересно, что в Питти, как во всяком дворце, преобладают портреты, и большинство лучших работ Галереи относится к данному жанру. Около «Донны Велаты» Рафаэля Санти или «Красавицы» Тициана Вечеллио можно стоять долго, и все равно не насладишься мастерством художников. Коллекция хранящихся в музее рафаэлевских портретов и религиозных картин уникальна — их более десятка! Среди них такие всемирно известные шедевры, как «Мадонна в кресле», являющаяся одной из вершин великой эпохи — Высокого Возрождения. Или, казалось бы, чем может удивить здесь Сандро Боттичелли, ведь богатейшее собрание его работ находится неподалеку — в галерее Уффици? Но от «Мадонны с Младенцем и маленьким Иоанном Крестителем» невозможно оторвать взгляд. Фламандская школа представлена непривычно тихими и созерцательными картинами Питера Пауля Рубенса, его «Четырьмя философами» и пейзажами, редкими в творчестве мастера. Также музей располагает коллекциями испанской и французской живописи.

Ныне в палаццо Питти находятся и другие собрания, например искусства XIX столетия или серебряных изделий. А позади дворца, на склоне живописного холма, раскинулись знаменитые Сады Боболи — один из самых известных европейский парков.



4-В зале музея.jpg

В зале музея



Живопись XV века



5-Андреа дель Верроккьо. Святой Иероним. Около 1465.jpg

Андреа дель Верроккьо. Святой Иероним. Около 1465



6-Андреа дель Верроккьо. Святой Иероним. Около 1465.jpg

Филиппо Липпи (1406–1469). Мадонна с Младенцем и Рождество Марии. 1452–1453



7-Андреа дель Верроккьо. Святой Иероним. Около 1465 (фрагмент).jpg

Филиппо Липпи (1406–1469). Мадонна с Младенцем и Рождество Марии. 1452–1453 (фрагмент)



В плеяде художников, выступившей вслед за поколением великого Мазаччо, важное место по праву занимает Филиппо Липпи. На смену мощному, лапидарному и сдержанному искусству предшественника пришла праздничная и одновременно лиричная живопись Фра Беато Анджелико, Доменико Венециано, Липпи-старшего и других, определившая лицо флорентийской художественной школы второй половины кватроченто. Выразительность линии и цвета, любовь к очаровательным подробностям земного бытия и легкое, светлое, иногда приподнятое, иногда тихое и задумчивое настроение руководили кистью мастера. Филиппо Липпи одним из первых обратился к круглой форме картины, примером чего может служить данное изображение Мадонны с Младенцем, получившее по фамилии своего заказчика второе название — «Тондо Бартолини».

Главные персонажи приближены к передней плоскости, а пространство позади них уходит в глубину, что в сочетании с формой доски придает всей композиции сходство с отражением в слегка выпуклом зеркале (этот прием воспринял ученик Липпи — Сандро Боттичелли, также нередко избиравший форму тондо). Облик Девы Марии нежен и трогателен, Она погружена в Себя и грустна, предчувствуя судьбу Сына, который показывает Матери кроваво-красное зернышко граната — символа Его искупительной жертвы. Но плавные линии, обрисовывающие прекрасное лицо Мадонны, затейливые контуры Ее одеяния, прически и даже кресла, в котором Она сидит, усиливают ту утешающую, радостную ноту, что уже вовсю звучит на дальнем плане. Там разворачиваются сцены из жизни святой Анны. Справа показана ее встреча с мужем, святым Иоакимом, у Золотых ворот Иерусалима, последовавшая за получением ими благой вести о предстоящем рождении у них ребенка. Слева изображена Анна, лежащая в постели и принимающая новорожденную Марию из рук повитухи.

В колорите картины ведущая роль принадлежит красному цвету, вспыхивающему повсюду и акцентирующему торжественность происходящего. Шелковое одеяние, обвивающее легкий стан девушки, несущей на голове корзину, представляет собой декоративно-пластический мотив, ставший излюбленным для других флорентийских мастеров, особенно Доменико Гирландайо и Сандро Боттичелли.



8-Андреа дель Верроккьо. Святой Иероним. Около 1465.jpg

Сандро Боттичелли (1445–1510). Портрет молодого человека. Около 1470



Под воздействием нидерландских мастеров Сандро Боттичелли внес в итальянское портретное искусство существенное новшество: традиционный разворот человека в профиль начал уступать место трехчетвертному ракурсу. Если раньше соотечественники художника стремились запечатлеть вневременной лик позировавшего, то отныне стали передавать физиономические особенности и душевные качества модели, а прежняя замкнутость образов сменилась их открытостью навстречу зрителю.

Находящееся в галерее изображение неизвестного молодого аристократа, выполненное Боттичелли в ранний период творчества, относится к его первым опытам в области нового портрета. Здесь представлен подросток с лицом еще по-детски округлым и в то же время приобретающим взрослые черты. Мастер тщательно воспроизвел его слегка асимметрично посаженные глаза с припухшими веками, короткий нос, пухлые губы и тяжелый подбородок. В то же время художник стремился обобщить и идеализировать черты портретируемого, что наряду со взглядом сверху вниз, выражающим обостренное чувство собственного достоинства и некоторую меру отстраненности, а также лапидарно выписанными формами и контрастными цветами приподнимает образ над повседневностью.



9-Сандро Боттичелли (1445–1510) Портрет молодой женщины. Около 1485.jpg

Сандро Боттичелли (1445–1510). Портрет молодой женщины. Около 1485



В период Раннего Возрождения художника, работавшего в портретном жанре, например Сандро Боттичелли, интересовали не психологические, как в последующие века, особенности модели, но суть и вневременные черты человека, его образ перед лицом вечности. Отсюда — традиционное изображение в профиль, придающее облику монументальность, недаром такой ракурс использовался на монетах и медалях. Одним из лучших образцов профильного портрета является приведенный здесь.

Молодая синьора стоит на фоне окна или двери — символа вечного, горнего мира и божественного присутствия. С геометрически четкой формой рамы контрастирует прихотливо бегущая линия женского силуэта, подчеркнутая нейтральным фоном. Чуть подавшаяся вперед голова изображенной с чистым, тонким профилем и изгиб нежной лебединой шеи вырисовываются на темной плоскости. Сдержанный колорит картины позволяет сосредоточиться на душевном настрое юной дамы. Ее взгляд устремлен вдаль, она выглядит отрешенной от мирской суеты и прислушивающейся к своему внутреннему состоянию. Художник точно передал внешние особенности, отличающие беременную женщину, выразившиеся не только в ее округленном животе, но и характерном прогибе спины. Нежное лицо, живые, умные глаза, алый чувственный рот и та легкая грусть, которой проникнуто раннее и зрелое искусство Боттичелли, усиливают притягательность облика неизвестной.



10-Сандро Боттичелли (1445–1510) Мадонна с Младенцем, святым Иоанном Крестителем и архангелами. После 1485.jpg

Сандро Боттичелли (1445–1510). Мадонна с Младенцем, святым Иоанном Крестителем и архангелами. После 1485



В живописном наследии Боттичелли большое место занимают изображения Мадонны с Младенцем, нередко вписанные в тондо. Но распространенная в итальянском искусстве иконография и привычная художнику круглая форма картины сочетались у него с богатством композиционных и образных решений этой близкой его сердцу темы.

Дева Мария на флорентийской картине не просто задумчива, как обычно у Боттичелли. — Ее лицо выражает затаенную тревогу, вызванную предчувствием будущего, уготованного Младенцу. Он льнет к Матери щекой и стремится обнять Ее за шею, а Она трепетно прижимает к Себе маленького Сына, во взгляде которого сквозит недетская печаль. С 1480-х в живописи художника все чаще возникал скрытый, но ощутимый и рождающий сложную гамму чувств драматизм, присутствующий здесь в образах центральных персонажей и архангелов — Михаила, стоящего слева, и Гавриила. И лишь совсем юный погруженный в тихую молитву Иоанн Креститель напоминает тех светло-созерцательных отроков, что раньше окружали Мадонн на картинах Боттичелли.

Разнообразие поз и жестов, удивительный, прежде не совсем характерный для художника сложный и красивый ракурс, в котором изображен Гавриил, возникающие среди привычных мастеру тонов, близких к акварельным, яркие цвета свидетельствовали о наступлении нового, позднего этапа в его искусстве.



11-Сандро Боттичелли (1445–1510) Мадонна с Младенцем и маленьким Иоанном Крестителем. Около 1495.jpg

Сандро Боттичелли (1445–1510). Мадонна с Младенцем и маленьким Иоанном Крестителем. Около 1495



Некоторые исследователи считают эту работу принадлежащей кисти кого-то из учеников Боттичелли, но в любом случае картина несет в себе особенности его живописи. Произведение относится к позднему творчеству мастера и удивляет тем, насколько он, много раз обращавшийся к теме Мадонны с Младенцем, по-новому ее представил.

Дева Мария, склонившись, протягивает Сына навстречу маленькому Иоанну Крестителю, обнимающему Его. Повторяющийся ритм материнской и детской фигур выглядит естественным и музыкальным, как в ранних и зрелых работах художника, но линии тел и позы персонажей более напряженные. Удивительная красота образов и ярких, словно эмалевых красок сочетается не с грустным, как было прежде у Боттичелли, а горестным настроем, выраженным в присутствующем здесь мотиве Пьеты: младенец Христос, закрыв глаза и невольно простершись горизонтально, словно предвещает грядущее оплакивание Его, снятого с креста и лежащего на коленях Богоматери. Недаром движение маленького Иисуса и прильнувшего к Его щеке Иоанна вызывает в памяти также созданное немногим ранее «Оплакивание Христа» (около 1490, Старая пинакотека, Мюнхен). Подобно многим поздним творениям живописца, это напоминает своего рода мистическое видение: похожую окраску искусство Боттичелли приобрело после того, как он увлекся страстными проповедями Джироламо Савонаролы.

Слева от Богоматери виден куст с распустившимися розами: эти цветы, часто присутствующие в картинах художника, являются символом Царицы Небесной, а розарий — образом Запертого сада («Hortus conclusus») или рая.



12-Филиппино Липпи (1457–1504) Смерть Лукреции. Около 1478–1480.jpg

Филиппино Липпи (1457–1504). Смерть Лукреции. Около 1478–1480



Отдельное направление в искусстве кватроченто образуют росписи кассоне — сундуков, преимущественно свадебных. Сохранившиеся живописные панели представляют собой вытянутые по горизонтали фигурные композиции, обычно имеющие в основе сюжеты из античной мифологии и истории. Их не раз воплощал, например, Сандро Боттичелли, чьей кисти принадлежат «Истории Виргинии» (около 498?, Академия Каррара, Бергамо) и «Истории Лукреции» (1500–1504, Музей Изабеллы Стюарт Гарднер, Бостон).

К последним двум сюжетам, воспроизведенным римским историком Титом Ливием и бывшим популярными у живописцев Возрождения, ранее своего наставника обратился ученик Боттичелли — молодой художник Филиппино Липпи. Он получил заказ на украшение свадебного кассоне или парных сундуков такого рода.

На данной панели изображена сцена смерти Лукреции, верной жены римского консула, к которой воспылал любовью царский сын Секст Тарквиний. Проникнув однажды ночью в ее покои, он потребовал, чтобы женщина отдалась ему, пригрозив, что в противном случае убьет ее и подбросит в постель зарезанного раба, якобы застигнутого в момент совершенного с ней прелюбодеяния. Лукреция уступила домогательствам, а потом, признавшись во всем отцу и мужу, вонзила себе в сердце кинжал. Образ героини стал популярным в ренессансную эпоху как воплощение женской чистоты и верности супругу, поэтому сцены из ее трагической истории часто украшали свадебные сундуки, а в виде станковых картин — приватные помещения в частных жилищах, чаще всего спальни.

Липпи организовал пространство работы, изобразив архитектуру, на фоне которой разворачивается действие. Слева тело Лукреции выносят из палаццо, а в центре она лежит, оплакиваемая, на погребальном ложе. Простота и строгость здания оттеняет экспрессивность движений и подчеркивает скорбное величие совершившегося. Сквозь арочные проемы виднеется светлый пейзаж, усиливающий звучащую в композиции ноту душевной чистоты героини.

Парная флорентийской панели доска, находящаяся в Лувре, расписана изображениями, сюжеты которых основаны на античной истории Виргинии и перекликаются с событиями из жизни Лукреции.



13-Козимо Росселли (1439–1507) Поклонение Младенцу. После 1490.jpg

Козимо Росселли (1439–1507). Поклонение Младенцу. После 1490



Козимо Росселям обратился к традиционному для флорентийской живописи изображению поклонения Младенцу: Он лежит на постеленной на землю ткани (в данном случае — это край плаща Богоматери), перед Ним преклонила колени Мадонна, а рядом стоит святой Иосиф, и вся композиция вписана в круг. Но художник выразил в картине особенности, свойственные только его искусству, соединившиеся здесь с влиянием североевропейских мастеров.

Новорожденный Христос представлен, как обычно у итальянских живописцев, крупным и пухлым ребенком. Устремив не по-детски серьезный взгляд на Мать, Он благословляет Ее. Фигура Девы Марии наделена плавным, текучим абрисом, Иосиф, напротив, дан в сложном ракурсе, но их облик отмечен той величественностью и стремлением к гармонии, которые питали творческое воображение итальянских художников. Воплощенный скрупулезной кистью мир вокруг персонажей рождает ассоциации с нидерландским искусством: Росселли любовно прописал золотистую связку соломинок, лежащую под головой Христа, белые цветочки, прорастающие сквозь утоптанную землю под символизирующим хлев навесом, поместил на дальнем плане тающий в светлой дымке пейзаж с рекой, песчаным берегом, холмами и деревьями, отражающимися в задумчивых водах.

Отсвет мистического видения, характерный для нидерландской живописи и лежащий на всем изображенном, сочетается у мастера с таящейся в самих образах загадкой, присущей покорившим современников работам Леонардо да Винчи. Кроме того, лицо Марии вызывает в памяти часто воспроизводившийся Леонардо женский облик.



14-Лука Синьорелли (1445–1523) Святое семейство со святой Екатериной Александрийской. Около 1490–1495.jpg

Лука Синьорелли (1445–1523). Святое семейство со святой Екатериной Александрийской. Около 1490–1495



В картинах и фресках Луки Синьорелли выразился его мощный творческий и человеческий темперамент, счастливо соединившийся с удивительным пластическим чутьем, свойственным лучшим представителям флорентийской живописной школы. Внутренняя экспрессия образов воплощается у него в размеренных и одновременно энергичных позах и жестах персонажей, почти локальных цветах, точных и гибких линиях тел и одежд и прямо-таки ощущаемом электричестве, которым насыщен воздух его работ. Синьорелли своим искусством предвосхищал Микеланджело Буонарроти, с чьим тондо «Святое семейство» («Мадонна Дони»), написанным около 1505–1506 и ныне хранящимся в галерее Уффици, хочется сравнить данное произведение.

Художник обратился к популярной у флорентийских мастеров круглой форме картины, позволяющей создать на ней особый, отделенный от реального и наполненный небесной гармонией мир. Синьорелли поместил на переднем плане стол, за которым сидит святая, скорее всего, Екатерина Александрийская, записывающая под диктовку слова Девы Марии. Екатерина с внимательным взглядом и деловитым жестом старается вникнуть в то, что скромно говорит Богоматерь, Иосиф сосредоточенно вслушивается в их разговор. Соединив почти бытовой характер действия с торжественным ладом совершающегося, выраженным во вдохновенном настроении персонажей и серьезном взгляде Младенца, живописец передал высокий смысл представленного занятия. Тесно размещенные фигуры занимают почти все пространство работы, отчего оно выглядит до краев наполненным энергией. Видно, что основное внимание художника было приковано к действующим лицам, пейзаж у него играет второстепенную роль, но, тем не менее, чрезвычайно выразителен: в голубом, нагретом солнцем воздухе виднеются холмы, башня и гора вдали. Небольшой пейзажный мотив перекликается с основным изображением, подчеркивая масштабность главной сцены.



15-Пьетро Перуджино (между 1445 и 1452–1523) Святая Мария Магдалина. Около 1500.jpg

Пьетро Перуджино (между 1445 и 1452–1523). Святая Мария Магдалина. Около 1500



Гармония, тишина и покой — особенности живописи Пьетро Перуджино и всей умбрийской школы, которую он возглавлял. Композиции картин у художника уравновешенны, а образы одновременно идеализированы и жизненны.

На данной работе с изображением Марии Магдалины, одной из самых почитаемых католических святых, зритель видит милую, красивую девушку, чуть склонившую голову набок и задумчиво смотрящую куда-то в сторону или, скорее, погруженную в себя. Тонкие, хрупкие руки лежат на невидимом парапете — данный прием, то есть изображение преграды между персонажами и зрителем или создание намека на нее, итальянские живописцы восприняли от нидерландцев и нередко использовали. Перуджино любовно выписал утонченные черты прекрасного лица Магдалины, расшитое платье и меховую оторочку накидки, прописав на ней тончайшие темные волоски, оттеняющие гладкую, матовую кожу молодой женщины. Моделью художнику служила жена, Кьяра Фанчелли, облик которой можно видеть в его работах и творениях ученика Перуджино — Рафаэля Санти. Оба они не раз писали с Кьяры Мадонну и святых. Тающая дымка сфумато, окутывающая Марию Магдалину, вызывает ощущение, что от нее исходит легкое сияние.




Живопись XVI века



16-Фра Бартоломео. Христос с четырьмя евангелистами. 1516.jpg

Фра Бартоломео. Христос с четырьмя евангелистами. 1516



17-Джорджоне (Джорджо Барбарелли да Кастельфранко)() (1478–1510) Три возраста человека. Около 1500–1501.jpg

Джорджоне (Джорджо Барбарелли да Кастельфранко), (1478–1510). Три возраста человека. Около 1500–1501



Тема возрастов человека была чрезвычайно популярна в искусстве Северного Возрождения, проникнув и в поддерживавшую тесные художественные связи с заальпийскими мастерами Венецию. Склонность к аллегорическим композициям, передаче в них категории времени, быстрого течения жизни испытывал Джорджоне, примером чего может служить его картина «Три философа» (около 1504–1505, Музей истории искусства, Вена) или данное, приписываемое кисти живописца полотно. На нем изображены три человека: юноша, смотрящий в ноты, зрелый мужчина, что-то подсказывающий ему, и пожилой, отвернувшийся от происходящего и, словно продолжая слушать своих друзей, обративший взор на зрителя.

Введя в работу тему музыки, Джорджоне объединил персонажей общим настроением, придав каждому из них лирический и даже меланхолический вид. Все они тихи и задумчивы, но по-разному. Отрок полон грусти того нежного возраста, когда человек еще не может постичь сложности мира, впервые открывшейся ему; мужчина, находящийся в поре расцвета, погружен в спокойное духовное созерцание жизни во всей ее полноте; старик печален, оттого что больший отрезок времени у него позади. Всех троих можно воспринимать как одного человека и не только потому, что тема возрастов касается каждого из них: подросток здесь, видно, что-то чувствует и неосознанно понимает о зрелости, а взрослый мужчина — о старости. Главным в картине является тонкое сплетение состояний, овладевших героями, в ней отражен философски-созерцательный взгляд художника на вечные вопросы бытия. К раздумьям над ними приглашают и зрителя, не зря один из персонажей, преодолевая усталость, пытливо смотрит в его сторону.




Tags: Италия, живопись, музей, художники
Subscribe
promo lovers_of_art october 25, 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments