January 5th, 2020

Картина Мира

О, да, молитвенна душа,
И я молюсь всему.
Картина Мира хороша,
Люблю я свет и тьму.
Все, что приходит, то прошло,
В воспоминании светло
Живут добро и зло.

Старый рыбак. Художник Тивадар Костка Чонтвари (1853-1919)
Старый рыбак. Художник Тивадар Костка Чонтвари (1853-1919)
Collapse )
Buy for 20 tokens
Тайны подземных цивилизаций.Часть 5.Пещерные города троглодитов Рушменье (Rouchemenier). Слово «троглодит» давно стало синонимом «варвара», «дикаря», «невежды». И превратилось в обидное прозвище, которым мы награждаем кого-то весьма…
  • tvsher

Из прочитанного: История ёлки


художник Г. Мослер. Рождественское утро. 1916 г.

Ёлка прочно заняла место в наших домах, а встреча Нового Года и Рождества, стали одними из любимых народных праздников. И мало кто сейчас задумывается, что обычай наряжать ёлку это калька с иноземных, а точней с немецких обычаев. да да, это камешек в тех, кто ругает хэллоуин и день святого Валентина)) И таки спасибо именно за ёлку в наших домах надо говорить не Петру Алексеевичу, а Николаю Павловичу... что-то много в последнее время разговоров о нём

Предлагаю почитать фрагмент из книги Е.В.Душечкиной "Русская ёлка - история, мифология, литература"

Для справки: Елена Владимировна Душечкина - доктор филологических наук, профессор кафедры Истории русской литературы филологического факультета СПбГУ.

Судя по многочисленным описаниям святочных празднеств в журналах 1820–1830-х годов, в эту пору рождественское дерево в русских домах ещё не ставилось. Вряд ли Пушкину когда-либо пришлось видеть ёлку на Рождество или же присутствовать на посвящённом ей празднике. Ни Пушкин, ни Лермонтов, ни их современники никогда о ней не упоминают, тогда как святки, святочные маскарады и балы в литературе и в журнальных статьях описываются в это время постоянно: святочные гаданья даны в балладе Жуковского «Светлана» (1812), святки в помещичьем доме изображены Пушкиным в V главе «Евгения Онегина» (1825), в Сочельник происходит действие поэмы Пушкина «Домик в Коломне» (1828), к святкам (зимним праздникам) приурочена драма Лермонтова «Маскарад» (1835): «Ведь нынче праздники и, верно, маскарад…». Подобные примеры могут быть умножены. Однако ни в одном из этих произведений о ёлке не говорится ни слова. Журналы, регулярно помещавшие в рождественских и новогодних выпусках отчёты о разного рода праздничных мероприятиях, проводившихся в Петербурге и в Москве («Молва», «Вестник Европы», «Московский телеграф» и др.), детально описывавшие святочные балы и маскарады в дворянских собраниях, театрах и дворцах — с изображением присутствовавших там людей, костюмов, убранства залы, еды, праздничного сценария, танцев, а порою и случавшихся там разного рода скандальных и пикантных происшествиях, — ни в 1820-х, ни в 1830-х годах никогда не упоминают о наличии в помещениях рождественского дерева. Отсутствует оно и в так называемых «этнографических» повестях (Н. Полевого, М. Погодина, О. Сомова и др.), авторы которых, зачастую с неприязнью отзываясь о городских нововведениях в ритуал зимних праздников и противопоставляя городские святки «естественному» веселью старинных народных святок, не преминули бы упомянуть и ёлку, если бы она уже была известна. Collapse )