petrus_paulus wrote in lovers_of_art

Category:

Историческая клюква, или Достоверная условность

Последнее время наблюдается какой-то паранормальный всплеск интереса к альтернативной истории. Я сам столкнулся с этим впервые лет двадцать назад, когда массово стали издаваться книжки Носовского/Фоменко по новой хронологии. Одна моя знакомая прибежала с глазами как у андерсоновой собаки из «Огнива» и стала размахивать мне перед носом одной из них, приговаривая «Вот, вот как на самом деле было-то всё!».

Такую литературу нельзя читать людям излишне доверчивым или с неокрепшей психикой. Иначе слоган «вы всё врёте!» будет управлять и сознанием, и жизнью. Все и так прекрасно знают, что вокруг много вранья – и в политике, и в семье, и в религии. Так зачем же усугублять? Чтобы потом вообще ничего, кроме как повеситься, не оставалось? Да, большинство исторических источников сомнительно, особенно датируемых до XVI-XVII веков, это любой профессиональный историк знает. Ну и что ж с того? На вашу жизнь как-то повлияет, что Иван Грозный возможно грозным не был, а татаро-монгольское иго – мистификация? Нет, разумеется – как жили, так и будете жить. В настоящем. И никакого дела вам не будет, что там было пятьсот лет назад. Если только не имеется некой финансовой заинтересованности, как, например, когда Украина потребовала у правительства Монголии компенсацию за разорение Киева Батыем.

С другой стороны, умиляют различные интернет-сообщества, сфокусированные на монархии. Причём ладно бы на исторические темы общались, о былом так сказать, а обсуждают чаще всего нынешнее положение дел, причём при импортных дворах. Честно признаюсь, с некоторой растерянностью читаю заголовки типа «Принцесса Брауншвейг-Вольфенбюттельская родила мальчика!»… А нам-то, в России, что с того? У нас 99% населения даже не знают, кто это, и приблизительно столько же даже не смогут выговорить фамилию принцессы с первого раза. Если бы оный новорожденный являлся прямым и законным наследником российского престола – это одно. А когда это вообще никак нас не касается – зачем это?..

Конечно, можно сказать, что жизнь аристократии и коронованных особ невероятно интересует людей. Да, интересует. Но дозированно, без наследников мелкопоместного немецкого дворянства. А вот область, где интерес ко всяким монархам и альтернативной истории соединяются вместе – это, как не покажется странным, опера)).

реконструкция оперного спектакля в барочном театре
реконструкция оперного спектакля в барочном театре

Исторический сюжет в опере – беспроигрышный сценарий. Если человек не имеет возможности видеть монарха живьём, то имеет её в оперном театре. Для начала на сцене, когда его изображает певец, а, если повезёт, то и в реальности, в королевской/царской ложе. На сцене – монарх из прошлого, в ложе – из настоящего. И, если на сцене фальшивый монарх управляет зрителем благодаря своему голосу, то монарх реальный, который в ложе, превращается в такого же зрителя и какое-то время управляется монархом фальшивым. Поэтому в зрительном зале оперного театра все равны – и король, и простолюдин.

Исторический сюжет – один из двух главных на сцене с момента появления оперы в 1600 году. Главнее его был лишь мифологический, про всяких Орфеев, Геркулесов и прочих аргонавтов. А истории про Юлия Цезаря, Александра Македонского или Флавия Бертарида занимали людей не меньше. Причём видим мы на сцене совершенно альтернативную историю! В том смысле, что с историей реальной она вообще ничего общего не имеет. В эпоху барокко либреттисты брали лишь имена исторических персонажей, сочиняя с их участием сюжеты без малейшего ознакомления с хрониками или летописями. Сюжет строился исключительно на любовной интриге, сдобренной борьбой за власть. Таким образом, либреттист удовлетворял сразу три страсти зрителя – интерес к политике, интерес к межполовым отношениям и интерес к коронованным особам. Спектакли ставились в умопомрачительно роскошных декорациях (подробнее можно прочесть здесь), а главные партии исполняли исключительно певцы-кастраты, которые были склонны к роскоши не только в жизни, но и на сцене. Многие, наверное, смотрели фильм «Фаринелли-кастрат». Так вот, представьте, как такой вот Ксеркс или Тамерлан расхаживает по сцене весь в перьях и шелках и распевает женским голосом. При этом, как правило, кроме него самого в опере нет ни одного другого реально исторического персонажа. Абсолютный вымысел и клюква. В СССР любили формулировку «по мотивам». Вот тут было даже не по мотивам истории, а вообще параллельно с нею.

кадр из фильма "Фаринелли-кастрат"
кадр из фильма "Фаринелли-кастрат"

Ситуация немного изменилась, когда на смену идиотским либретто, не несшим практически никакой драматургической функции и сочинявшихся лишь для сопровождения текстом музыки и демонстрации вокальных способностей солистов, пришёл новый музыкальный драматический театр Пьетро Метастазио и Апостоло Дзено. Эти два либреттиста на рубеже XVII и XVIII веков полностью переосмыслили драматургию оперы, задав новое направление её развития (подробнее здесь). Из-под их пера выходили уже более осмысленные исторические сюжеты, хотя больше половины в них всё равно составлял вымысел. Например, Тамерлан был уже не просто абстрактный завоеватель, а пленитель турецкого султана Баязида, и на конфликте пленного султана с ханом-агрессором и строился сюжет, дополняемый любовной линией левых персонажей. Композиторы приняли такой театр и дружно стали использовать новый тип либретто, благодаря чему на тексты Метастазио и Дзено оперы сочиняли все звёзды XVIII века, включая Генделя, Вивальди, Порпору, Гассе и Паизиелло. Например, музыковед Хельга Люнинг установила, что на текст Метастазио «Милосердие Тита» было сочинено пятьдесят разных опер разными композиторами. При этом учитывались лишь те партитуры, что дожили до наших дней, обнаружены в архивах и могут быть исполнены. Первым был Антонио Кальдара, о котором я уже подробно рассказывал – его «Милосердие Тита» было поставлено при дворе императора Австрии Карла VI в 1734 году. А Иоганн Адольф Гассе сочинил аж две разных оперы на это либретто. Даже во Франции, которая развивала свою оперу отдельно от остальной Европы, Вольтер и де Каюзак, сочинявшие либретто для Жана Филиппа Рамо, руководствовались принципами итальянских новаторов.

Так звучит Тамерлан у Генделя в исполнении французского контртенора Кристофа Дюмо — фрагмент спектакля брюссельского Ла Моннэ 2015 года

В эпоху позднего барокко исторический сюжет (а, точнее, псевдоисторический) преобладает на сцене. Так в чём же секрет? Очень просто. Опера – условный жанр, она рождена из условности и соткана из неё, поэтому нужно просто эту условность принимать и абстрагироваться ото всего прочего. Как только это произойдёт, случится и полное принятие оперы как жанра. Не следует искать здесь исторической точности, потому что её здесь просто нет – нужно расслабиться и получать удовольствие, а не кричать «вы всё врёте!». Конечно врём! Причём осознанно. Особенно, когда Юлий Цезарь потрясает цепями для усиления драматического эффекта от арии, хотя ни в реальности, ни собственно в тексте либретто никто и никогда Цезаря в кандалы не заковывал, однако кастрат, исполняющий арию, считает, что цепи усилят эффект страданий его персонажа на сцене, поэтому импрессарио не возражает и организует их певцу.

А это уже Юлий Цезарь от Генделя в исполнении американского меццо-сопрано Дженнифер Ларморе

Предлагаю чисто из интереса сравнить списки опер двух главных звёзд-композиторов Европы (в частности Лондона) позднего барокко – Георга Фридриха Генделя и Николы Антонио Порпоры. У обоих имеются сюжеты как мифологические, так и исторические. Однако исторические как признак позднего барокко преобладают. Они делятся на древние и средневековые. У Генделя из древних сюжетов наиболее примечательны «Ксеркс», «Луций Сулла», «Агриппина», «Юлий Цезарь в Египте», «Александр» и «Пор», из средневековых - «Тамерлан», «Роделинда», «Оттон», «Ричард Первый» и «Юстин». У Порпоры, соответственно, «Александр в Индии», «Ганнибал», «Германик в Германии», «Митридат», «Агриппина» и «Флавий Аниций Олибрий» с одной стороны, и «Аделаида», «Тамерлан», «Карл Лысый», «Фердинанд» и «Эрменегильд» с другой. Причём из генделевского списка на реальную историю более или менее похожи «Агриппина», «Юстин» и «Тамерлан», где больше одного из действующих лиц существовали в реальности и сюжетная линия хотя бы отдалённо напоминает исторические источники, всё остальное, даже если реальных персонажей больше одного, полнейшая отсебятина. С Порпорой и того хуже. Например, если в «Карле Лысом» персонажи реальные, то действие выдумано, а самого Карла, который в названии, в целом вообще нет. Точнее, на сцене он присутствует, правда, в виде ребёнка, причём совершенно не лысого, и не поющего вдобавок – ему лишь перепадает пара разговорных реплик. А всё действие крутится вокруг борьбы за французский трон, наследником коего малолетний Карл и стал. Так что условность управляет в опере историческим процессом!

Финал «Карла Лысого» Порпоры в исполнении российского сопрано Юлии Лежневой — фрагмент Байройтского барочного фестиваля 2021 года, Карл выплясывает вместе со всеми в виде ребёнка

Вы не найдёте в репертуаре ни одного театра мира оперы «Фердинанд, король Кастилии», потому что Гендель, написав две трети оперы на либретто Сальви, вдруг резко меняет и место действия, и имена персонажей. Королева Изабелла превращается в Эренику, португальский король Диниш в Галиата, Альфонс в Аргона, Санчо в Мелона, а сам Фердинанд в Сосарма. Из средневековой Португалии действие переезжает в древнюю Мидию. Теперь опера называется «Сосарм» и идёт на мировой сцене под таким именем по сей день. Что случилось? В данном случае – политика! Тогдашний король Португалии Жуан V был богатейшим монархом Европы благодаря выкачке ресурсов из Бразилии, а Англия – его главным соперником. Изобразить португальскую королевскую семью во враждующем виде означало пройти по грани, ведь там сын идёт войной на отца. Плюс в те годы в Англии имелся конфликт между принцем Уэльским Фредериком и королём Георгом II, что для оперы могло быть неверно истолковано. Поэтому Гендель как чуткий к политике музыкант предпочёл не раздувать пламя и отправить всё действие в нейтральную древность. Опера имела огромный успех. И условности никого не смутили.

Фрагмент из оригинальной версии — «Фердинанда», в исполнении итальянского баса Антонио Абете

С наступлением эпохи рококо ситуация не изменилась вообще никак – и Глюк, и Моцарт, и Гайдн, и Пиччини, и Паизиелло, и Сальери продолжали использовать принципы барокко в драматургическом смысле, оставляя историческую достоверность сценария за бортом. Ситуация не особо изменилась и с наступлением века XIX. Исторические сюжеты Россини, например – сплошная клюква. «Аврелиан в Пальмире» с его псевдо-ориенталистикой, псевдо-польский «Сигизмунд», разлюли-малина в «Магомете Втором» и так далее. Чуть лучше становится к середине века, но «исторические» оперы Доницетти кишат выдуманными героями, а в «Битве при Леньяно» Верди заявленный главным действующим лицом Фридрих Барбаросса появляется лишь минут на десять во втором акте – и всё! Остальное – заказной патриотизм и призывы не дать Италию в обиду. Сплошная политика…

Верди придумал новый театр, современный. Действие его опер впервые стало происходить не когда-то там, а прямо сейчас – первой стала «Травиата». Многие композиторы приняли это как сигнал к действию – так опера к концу XIX века практически отказалась от исторических сюжетов (русские народные лубки Римского-Корсакова и библейско-иудейские истории не в счёт). Однако мы по сей день слушаем и восторгаемся произведениями двух- или трёхсотлетней давности на исторические сюжеты, причём наибольший интерес стабильно вызывают сюжеты именно про монархов.

Отчего-то так сложилось, что в опере самыми ходовыми персонажами стали монархи английские. Наши русские цари становятся героями крайне редко – можно вспомнить лишь Ивана Грозного у Римского-Корсакова, Слонимского и Дворжака, Бориса Годунова у Мусоргского да Петра Великого у Гретри, Лорцинга и Доницетти. Безмолвно на сцену выплывает Екатерина Великая в «Пиковой даме» Чайковского, а юный Пётр I так же безмолвно выводит свои потешные полки в финале «Хованщины» Мусоргского. Но Англия побеждает и готских/лангобардских/германских королей, и византийских императоров, и королей французских, испанских и португальских вместе взятых. Знамениты английская трилогия Доницетти («Анна Болейн», «Мария Стюарт» и «Роберт Деврё»), «Генрих VIII» Сен-Санса и бесконечно использовавшийся образ Елизаветы I (у Доницетти, кроме упомянутых опер, она имеется и в «Кенильвортском замке», а также является главным персонажем у Россини, Пачини, Бриттена, Тома и многих других). Не остался в стороне и знаменитый Ричард Львиное Сердце, о котором несколько подробнее.

Так звучит король Ричард у Генделя в исполнении потрясающего итальянского контральто Сары Мингардо

Ричард I, несмотря на свою раскрученность в массах благодаря сказкам про Робина Гуда и медийность в литературе, в истории оперы засветился лишь дважды. Впервые он появился на сцене в Лондоне в 1727 году в опере Генделя «Ричард Первый, король Англии» на либретто Паоло Ролли. Сюжет в целом историчен, поскольку рассказывает о завоевании Ричардом Кипра во время крестового похода. Вполне историчны оппонент Ричарда Исаак Комнин и невеста Ричарда Беренгария Наваррская, переименованная здесь в Констанцу (очевидно, чтобы символизировать постоянство её любви к королю). Также исторична дочь Исаака Пульхерия, только вот хроники не донесли её точного имени до нас – по одним сведениям её звали Мария, по другим – Беатриса. Нам она больше известна под ником «Дева Кипра». Все остальные персонажи – вымысел. На фоне довольно последовательной исторической линии мы наблюдаем две параллельных любовных, которые преобладают над политической, поэтому исторический сюжет превращается в мелодраму с хорошим концом. Вполне в духе современных сериалов типа «Екатерина».

А это невероятно красивый дуэт Ричарда и Констанцы — кульминация оперы — в исполнении Сары Мингардо и французского сопрано Сандрин Пио. Смотрим и слушаем здесь

Второй и последний раз английский король появился на сцене уже в Париже в 1784 году. Это была опера Андре Эрнеста Гретри на либретто Мишеля Седена «Ричард Львиное Сердце». Здесь всё вертится вокруг уже пленённого австрийцами короля, который заточён в крепости рядом с Линцем. Гретри и Седена интересовали в первую очередь не историчность сюжета, а антураж, в который этот сюжет будет помещён. Отсюда сплошные пасторали в духе Руссо, философия спасения, вылившаяся в эпоху Революции в новый оперный жанр, музыка за сценой для расширения пространства (новый приём) и девятикратная лейтмотивизация романса Блонделя (ещё один приём, использовавшийся повсеместно уже в XIX веке). Кстати, Блондель – единственный кроме Ричарда достоверный персонаж произведения. Все остальные, включая очередную невесту короля Маргариту Фландрскую, вымышлены. Согласно одной из версий, Блондель, пикардийский трубадур, узнал Ричарда по напеваемой им в застенке мелодии и, добравшись до Англии, рассказал, где содержат короля. Правда, было это в Пфальце, а не в Австрии, но кому какая разница? Ведь география в данном случае – такая условность!

Это тот самый романс Блонделя, который во времена Французской Революции, стал гимном французских роялистов, в исполнении французского тенора Ангеррана де Иса. Смотрим и слушаем здесь

Альтернативная история появилась не вчера, не двадцать и не пятьдесят лет назад. В мире оперы она живёт уже более четырёхсот лет, совершенно не причиняя никому беспокойства и не заставляя кричать с пеной у рта «вы всё врёте!». Потому что большинству совершенно наплевать, что там было триста лет назад – люди наслаждались моментом собственной жизни, музыкой и пением. Ведь опера – не библиотека, а условность способна значительно изменить отношение ко многим вещам. Пусть они и не всегда достоверны.

На закуску — самый знаменитый фрагмент из «Ричарда Львиное Сердце» Гретри, знакомый всем по цитате Чайковского в «Пиковой даме», который исполняет старая графиня — в оригинале это любовная ария Лоретты, поёт французское сопрано Мади Мепле. Смотрим и слушаем здесь

(c) petrus_paulus

promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.