tsira_seven wrote in lovers_of_art

Categories:

Дружба по диагнозам

«— Скажу вам прямо — дело наше дрянь.
— Вы правы.
— Одна только вещь помогает в жизни...
— Припарки из галаадского бальзама? Орех святого Игнатия?
— Хорошая выпивка!»

Новелла «Родственные души». Автор — О'Генри (Уильям Сидни Портер) (1862-1910)

Последние лет, как минимум, пятнадцать, мой муж болеет. Болезнь – штука жестокая. Она лишает человека жизнерадостности и мобильности. Теряются дружбы: лёгкие, не обязательные отпадают сразу, а те, про которые думалось, что «навеки», истончаются. Но…

Но часто завязываются приятельства больничные, которые трансформируются в своеобразную дружбу по интересам, я бы уточнила ещё – по диагнозам. Есть общая животрепещущая тема, она волнует, объединяет. Ещё вчера почти незнакомые люди становятся родными. Роднее, чем родственники.

Действительно, на хрена больному человеку кум или шурин, или деверь, если тот жрёт пиво и закусывает свиным хрящиком? А тихий интеллигентный прихожанин с инфарктом и кардиостимулятором – это же просто мечта заслуженного инфарктника, инсультника и т.д. и т. п.

Так мой муж познакомился и подружился со спокойным и ясным, как июльское утро, Лео. После выписки общались по телефону. Разговоры были будоражащие кровь:

– А ты кардерон принимаешь? Лацекс! Ни в коем случае! Полная погибель! Да! Да! И я, и мне!

Случилось так, что Лео, живущему в маленьком городке, предстояла операция в таллиннской клинике. Операция в восемь утра. Знакомых, кроме моего мужа, в Таллинне – никого! Что делать? Приезжать с вечера, ночевать на вокзале и потом с утра на операцию? Весь в привокзальных запахах и с сомнительной репутацией грязнули? Никак нельзя! Это может повлиять на эстетическое восприятие хирурга.

Интеллигентный Лео набрался мужества и позвонил нам. Муж мой болен, но голос у него, как у Шаляпина. Не по красоте звучания, а по силе! Дрожат стены, в буквальном смысле слова. И он загремел по телефону:

– Приезжай! Какие могут быть разговоры? Никаких церемоний! Жена? А что жена? Она у меня…

Дальше шло неинтересное, про то, где я у него. И как он скажет, так и будет, что почти правда. Не всякая правда приятна, но из песни слов не выкинешь. Я была направлена на остановку встречать Лео.

– Ну, ты же его знаешь! Лежал со мной в палате! Ну что ты, не помнишь что-ли? Будет с рюкзачком, в кепочке. Да узнаешь ты его! Не идиотка же ты совсем!

Можно подумать я там рассматривала этих полужмуриков, Господи, прости! Я же в больницу к мужу ездила, а не в Ленком на экскурсию. Там бы я огляделась, можете не сомневаться! Но с мужем спорить – себя не уважать.

Привела себя в порядок: губки там, бровки, чёлочка. Пусть не Ленком, но всё же… Стою жду этого, с рюкзачком, в кепочке…

Октябрь. Холодновато…Все сроки уже прошли. Звонил, что подъезжает к остановке, но ни одного в кепочке не наблюдаю. Тоскую…

А! Вот и в кепочке, с рюкзаком! Стоит как-то очень индифферентно. Я подхожу, заискивающе говорю:

– Извините, вы, случайно не Лео?

Этот, в кепочке, оборачивается, окидывает меня презрительным взглядом и отвечает, так, чтобы я сразу поняла, какая я есть падшая женщина:

– Нет! Я не Лео! – резко поворачивается ко мне спиной. Это, чтобы я даже надежды не заимела и не повторяла своих гнусных домогательств. Одновременно этот негодяй делает страшные глаза другому мужику на остановке. Мол, опасайся!

Я отошла от греха. Жду, всматриваюсь в подходящие автобусы и троллейбусы. Кого-то они выплюнут из своего чрева на моё растерзание? И тут через дорогу прямо навстречу ко мне летит мужичок. Такой – ничего себе! В кепочке, с рюкзачком и в шортах! Повторяю: октябрь уж наступил…

Я к нему!

– Извините, – вы не Лео?!

Мужик отвечает:

– Та! Я есть Лео!

– Пошли скорее! – радостно взвизгиваю я.

– Куда? К тепе?

– Ну, конечно, ко мне! – удивляюсь я его нерасторопности.

– Арашо! Идём тибе! – соглашается Лео.

Я радостно подхватываю его под ручку, и тут боковым зрением вижу, что ко мне направляется Лео с рюкзачком и в кепочке. И я его тут же узнаю! Это он лежал в палате с моим мужем весь цвета эстонской белой ночи. Я на мгновенье замираю, но настоящий Лео оказался мужичком с юмором, он уже бежит и смеётся.

Тот Лео, который «Арашо, идём тибе!», тоже врубается, и мы смеёмся, и я прощаюсь с неправильным Лео, который мне на прощанье говорит:

– Шаль (в смысле – жаль), но может ледусий (следующий) раз?

– Может! Может! – счастливо смеюсь я, замёрзшая в ледышку, и мы с Лео, настоящим, быстро идём к дому, к горячему кофе и, естественно, к мужу, который в нетерпении топчется на лоджии, выглядывая нас.

Заходим в квартиру возбуждённые, смешливые и рассказываем моему мужу, какая приключилась со мной оказия. Весело смеёмся, устраиваем Лео, оказавшегося очаровательным просто человеком.

Потом, позже, когда все угомонились, и мы с мужем почти засыпали, он вдруг спросил:

– А зачем ты, Тусюша, того Лео домой тащила? Не понимаю…

«А, действительно, зачем?» – подумала я. Надо было идти к нему, и всех делов. Уж разобрались бы как-нибудь без нас. Муж-то у меня умный…

Автор новеллы «Три Лео или три в одном флаконе» — Софья Львовна Привис -Никитина (1954)


promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.