yury_tsybanev54 wrote in lovers_of_art

Category:

На тройке с бубенцами и с бензопилой. О гениальном фестивале Владимира Юровского. Разговор второй.

Балет стихий и людей. Симфония Ребеля.
Балет стихий и людей. Симфония Ребеля.

Вы скажете: так не бывает, так не совпадает. А вот ведь было и совпало! И ключевую «Историю с оркестром» Владимир Юровский исполнил в тот самый день, когда Москву накрыл Библейский потоп.

Про что была программа? А про бубенчики.

28.06.2021. Концертный зал имени Чайковского. Л. Моцарт. «Музыкальное катание на санях» - фрагменты. Неизвестный автор. «Детская симфония». Г.Малер. Симфония № 4.

30.06.2021. Концертный зал имени Чайковского. Ж.-Ф. Ребель. «Стихии» - «новая симфония» для большого оркестра. Б. Дин. «Пасторальная симфония» для камерного оркестра. Л. Ван Бетховен. Симфония № 6 («Пасторальная»).

Государственный академический симфонический оркестр имени Светланова. Дирижер Владимир Юровский. Солистка Надежда Гулицкая, сопрано.

Даже хорошо, что наступили музыкальные каникулы. Потому что подвижническим высказыванием Владимира Юровского нужно пропитаться в такой мере, чтобы себя перепрограммировать. И на такую задачу не жаль потратить все нынешнее лето, обставленное безудержно-идиотическими декорациями.

Программа концерта, совпавшего с потопом, содержала в себе секрет и сюрприз. И чтобы этот секрет-сюрприз раскрыть, извлечь и принять, следовало не просто вслушаться, а и всмотреться, и вдуматься.

И, да, все это было про бубенчики.

Юровский пояснил коротко: бубенчики ассоциируются с тройкой, а еще с шутом. А про венчавшего программу Малера вовсе умолчал: дескать, постарайтесь просто в эту симфонию окунуться.

Ну, и поехали. На санях имени Моцарта-папы.

Поначалу было холодновато. Помню, консерваторский оркестр разыграл эту штуковину так залихватски, что  слушатель прямо-таки соучаствовал в развернувшейся забаве. ГАСО же словно поглядывал со стороны на развлекающийся люд. Были. Видели. Зафиксировано.

Дальше – вовсе недоумение… Юровский пригласил на авансцену взрослых, серьезных и местами насупленных мужчин – и те с помощью бубенцов, погремушек, трещоток и иных детских прибамбасов хулиганисто сбивали вполне обыкновенное для середины 18-го века звучание оркестра.

Слишком нелепо это смотрелось и слушалось – чтобы поверить в простодушную задумку.

И вот - 4-я Малера, симфония «с бубенчиками». И именно в ней спрятан заветный ключ к замыслу Юровского.

«Где та заветная черта, ее и не уловишь глазом… Как безо всякого труда заходит ум за разум?». Помните из предыдущего разговора?

4-я – самая «тихая» из симфоний Малера. Здесь ни борений, ни трагедий. И она, пожалуй, похожа на предварительный набросок «Песни о Земле»,  величайшего из творений в истории музыки по сущностной точности.

4-я – это вхождение, на цыпочках крадучись, в век 20-й. И 4-я – это симфония-вопрос: что есть человек и чего от него можно ждать.

Юровский исполнял ее – будто прощупывал.

Лейтмотив – вот где вся суть 4-й. Ну да, бубенчики - и НЕЧТО, напоминающее жеребячье ржание. Метафора импульса. 

Сперва этот импульс подголоском подтачивает благодать, растекающуюся по оркестру. Потом устанавливается тревожное равновесие. Но условный «жеребенок» коварен. И он ведет себя, точно засланный подрывник. Он внедряется исподтишка и щекочет жизненно важные нервы. Меняет свои обличье, голос и интонацию. И наконец, раскинув щупальца, охватывает своей волей весь оркестр. 

Всегдашне-призывную трубу он склоняет к тому, чтобы поерничать-пошалить. Пробивает былую гармонию жалостными нотками (и здесь Малер вдруг начинает интонационно переплетаться с гладковскими  «Фантазиями Свифта»!), разрывая ее в клочья. И подбивает, в конечном счете, на оправдание любого выкрутаса, взбредшего в голову.

Импульс этот, словом, легализуется, приосанивается и захватывает власть.

3-я часть симфонии очень похожа на «последнее прости» всем прежним поискам светлого, разумного и доброго. Малеру будто хочется задержаться в этом благостном состоянии подольше – но «жеребенок» тут как тут. Его призрак. Сперва робкий, он живо материализуется  - и врубает со всей животной радости нечто кафешантанное.

Финальная песня – мечта мальчика о райской сытости – повисает в воздухе. Растворяется в нем. Оставляя с вопросом: что есть человек? Животное? Или бес?

То есть: Юровский, взяв в союзники Малера, словно заново рассмотрел вхождение человека в бурные и мутные воды века 20-го. Века, отлучившего  человека от Творца.

А теперь заметим вот что. В следующую программу, намеченную дирижером, нежданно вмешались некие обстоятельства. И они побудили Юровского поменять порядок исполнения «Пасторальных» австралийского композитора Дина и Бетховена. Похоже,  здесь тоже скрывался высший смысл…

Но сначала в музыке и танце были исполнены «Стихии» Ребеля, мобилизованные Юровским из глубоких недр века 18-го.

Грубо-свирепый аккорд «большого взрыва» - и из него рождается, тонкой ниточкой, гармония. Вода, Огонь, Земля, Воздух – все стихии на своих местах и при исполнении обязанностей. Но и тут же снова вопрос: а что являют собой люди, при гармоничной соразмерности стихий? Те самые люди,   на первых порах  только любопытствующие в телескоп на чудеса мироздания.

Потом оживают, оживляются  –  и резвятся бабочками-однодневками. И падают ниц. И теперь уже стихии дивятся сквозь телескоп: кто же они, эти странные-беспутные создания? 

Стихии и поникшие люди. Балет Ребеля.
Стихии и поникшие люди. Балет Ребеля.

И оживляют их вновь. И втягивают в гармоничное действо, в единство с собой…

Но – продолжим сквозной «пантеистический» сюжет – дальше, в камерной симфонии Дина, человек входит в дикий раж. Беззаботный поначалу птичий гомон перерождается в испуганный гвалт-переполох. Выбивают дробь рояль и скрипка – будто сплошняком зудят бензопилы и сыплется картечь из всех стволов. Взъяривается барабан, оркестр звучит запредельно грубо и истерично…

Отсчитывает метроном.

Истончается все живое. Растворяется. 

И бухается в преисподнюю ржаво скрипевший лифт – вроде бы куда-то, как раньше рассказывали, осиливший подняться…

От моментальной и всеобщей гибели спасло только то, что симфония Дина предназначена для камерного состава. А на помощь уцелевшим Владимир Юровский срочно призвал малоизвестного им Бетховена. Упоительно нежного – и никакого другого.

Исполнение 6-й было подчинено одному – исцелить и образумить. С каждым звуком искомая гармония живой природы все привольнее растекалась по жилам и артериям. И даже гроза, где Бетховен не поскупился на громкость, выполняла, казалось, сугубо очистительную функцию промывания обезумевших мозгов…

Юровский всей доступной ему силой художественного воздействия  стремился передать залу кипевшее в нем чувство. Слушайте же!  Даже бунтарь Бетховен велит вам  опомниться и оглянуться, наконец, вокруг!

Фестиваль-явление. Фестиваль-исследование. И фестиваль-диагноз.

Фестиваль – как последнее предостережение. Фестиваль – обращенный к тем, кто еще способен отыскать в себе Гулливера. Или, по меньшей мере, осознать себя частицей мироздания.

Запись концертов здесь https://meloman.ru/concert/dirizhiruet-i-rasskazyvaetbrvladimir-yurovskij-16020622149925406/

и здесь https://meloman.ru/concert/dirizhiruet-i-rasskazyvaet-vladimir-yurovskij/


promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.