petrus_paulus wrote in lovers_of_art

Categories:

Парад планет для любимой женщины

Лето – прекрасная пора для обновления. Всего. Гардероба, антресолей, обстановки в квартире/доме, даже в отношениях. Летом легче всего прекратить старые, ненужные и, как теперь принято говорить, токсичные отношения и начать новые. А можно, наоборот, исправить недочёты в старых или перевести и без того прекрасные отношения со своим/своей любимым спутником/спутницей на новый уровень.

В зависимости от того, насколько сильно мужчина любит свою женщину, он готов тратить для её удовольствия немалые деньги. Ведь деньги – это всего лишь приходящая и уходящая субстанция, а настоящая любовь – явление редкое и невероятно более ценное, чем деньги. История знает случаи, когда ради возлюбленной менялось устройство жизни целых стран, поскольку монарх готов был ради своей женщины на всё. Например, английский король Генрих VIII, не получив от Папы развода со своей первой женой Екатериной Арагонской, предпочёл отменить у себя в Англии католическую веру, переведя всю страну в подчинение себе как главе церкви. Таким образом, он сам себя развёл с неугодной супругой и женился на любимой женщине, Анне Болейн. Всё ради любви и новых отношений)). Нечасто случается, что столь широкий жест способен сделать мужчина ради своей женщины.

Генрих VIII и Анна Болейн
Генрих VIII и Анна Болейн

Сегодня хочу обратить взгляд не к такому отважному и решительному шагу, как перемена церкви в рамках целой страны, однако не менее красивому и изобретательному. К тому же, рассматривая его с другой стороны, его можно было бы назвать космическим. Речь о Вене XVIII века, закате эпохи барокко и расцвете эры изящества и великолепного вкуса. И о необычайно элегантном и достойном жесте, который совершил император Карл VI в отношении своей любимой супруги императрицы Елизаветы.

Карл VI — парадный портрет
Карл VI — парадный портрет

Карл VI был последним прямым потомком рода Габсбургов на австрийском троне. Династия вымерла к началу века, пресекшись не только в Австрии, но и в Испании. Вступив в войну за испанское наследство с французами, Карл успешно занял и Барселону, и Мадрид, и даже провозгласил себя испанским королём, однако пришлось договариваться с Людовиком XIV и делать выгодные для Австрии обмены, поэтому королём Испании в итоге стал внук Людовика Филипп Анжуйский. А вот супруге Карла, императрице Елизавете, довелось какое-то время поуправлять Испанией, когда мужу выпало наследство австрийское после кончины его брата императора Иосифа I, не оставившего мужского потомства – Карлу пришлось возвращаться в Вену, а Елизавета подменяла его в Барселоне, пока не закончились переговоры и торг с французами.

Елизавета Кристина Брауншвейг-Вольфенбюттельская
Елизавета Кристина Брауншвейг-Вольфенбюттельская

Семейный тандем Карла и Елизаветы – пример одного из самых крепких и искренних союзов в истории европейской монархии. И, хотя Карл имел нескольких любовниц, их сбалансированному браку это ничуть не мешало – тогда каждый монарх просто обязан был иметь фавориток, иначе заработал бы славу импотента или гомосексуалиста. Так что эти любовницы были скорее для галочки. Карл любил Елизавету всем сердцем и возлагал на неё большие надежды в связи с необходимостью продолжения мужского колена Габсбургов. Она происходила из Брауншвейг-Вольфенбюттельского рода, отличавшегося завидным мальчиковым плодоношением и состояла в родстве почти со всеми европейскими дворами, включая российский – её племянник Антон Ульрих Брауншвейгский женился на наследнице русского престола Анне Леопольдовне и стал отцом несчастного российского «калифа на час» Иоанна Антоновича.

Елизавета подарила Карлу долгожданного сына, которого окрестили Леопольдом Иоганном, но он скончался в том же году, что и родился. А дальше рождались лишь девочки… И вот, в 1723 году императрица вновь понесла. Это радостное событие совпало с коронацией Карла богемской короной, планировавшейся на конец лета, но состоявшейся в итоге в самом начале сентября. После коронационных торжеств, отгремевших в Праге, пара отправилась в Моравию, в Цнаймский замок (ныне Зноймо), где беременную государыню ждал сюрприз. Карл проявил фантазию и решил бросить к ногам возлюбленной почти целую галактику, и помог ему в этом его любимый композитор Антонио Кальдара.

Антонио Кальдара — одно из немногих сохранившихся изображений
Антонио Кальдара — одно из немногих сохранившихся изображений

Кальдара был одним из самых знаменитых композиторов своей эпохи. Достаточно сказать, что его слава в Европе значительно перекрывала нынешнюю славу Иоганна Себастьяна Баха как ведущего композитора эпохи барокко. Он был венецианцем, из музыкальной семьи, пел и играл на виолончели в соборе святого Марка. Впервые пост придворного капельмейстера он получил в 1699 году в Мантуе у герцога Карла Фердинанда Гонзага. Про Мантую я уже рассказывал подробно, включая грустную историю о пресечении тамошней династии и полной деградации города, с этим связанной. Кальдара покинул город после его занятия австрийской армией, вместе с ним Мантую покинула и опера, чтобы дождаться своего возрождения годами позже, заиграв, словно бриллиант, в руках уже другого итальянского гения, Антонио Вивальди. Путь Кальдары лежал в Рим ко двору князя Франческо Мария Русполи, нанявшего его своим капельмейстером. В Риме он познакомился с такими корифеями музыки, как Скарлатти и Гендель, после чего поработал в Барселоне и Болонье, чтобы в итоге быть приглашённым в 1716 году императором Карлом в Вену. К тому времени Кальдара был ведущим оперным композитором Европы, ничуть не хуже Генделя или Вивальди.

Вступление к «Согласию планет» Кальдары — дирижирует Андреа Маркон

К сожалению, в наши дни имя Антонио Кальдары совершенно забыто, подобно именам сотен композиторов эпохи барокко, превратившихся в фантомы. Эта музыка не исполняется и даже не публикуется, лишь за редким исключением лёгким проблеском мелькая то там, то тут. А тогда Карл, приглашая его к себе и предложив ему пост лишь вице-капельмейстера, жалованье положил значительно большее, чем главному капельмейстеру, Иоганну Йозефу Фуксу. Дело в том, что Фукс был уже стар и устал, исписавшись, но его держали при дворе из уважения к его трудам по теории музыки (по его трактату о контрапункте учились все музыканты Европы вплоть до начала XX века). Так что Фукс оставался номинальным капельмейстером, а всю музыку для императора сочинял теперь Кальдара. Карл и сам был не прочь помузицировать и посочинять, прекрасно играл на клавесине и сам дирижировал своими произведениями для оркестра. Кальдара прослужил ему двадцать лет, вплоть до своей смерти. С годами жизни в Вене изменился не только сам композитор, но и его музыка – из лёгкой и свежей чисто итальянской она набрала австрийского веса и имперской силы, превратившись в богатую орнаменталистикой и роскошным звучанием музыку, ту самую, которая так ценится в позднем барокко. Венский императорский оркестр был тогда одним из лучших в Европе, поэтому Кальдаре было на что опереться в инструментальном и профессиональном плане.

Вместе с императором композитор придумал оригинальнейшее представление, которому надлежало не только развлечь беременную Елизавету, но и воспеть ей славу, причём не абы от кого, а от лица всех планет солнечной системы, известных астрономии на тот момент. При этом, возвращаясь к теме open air, или представлений классической музыки под открытым небом, затронутой в прошлый раз, это – один из первых образцов жанра в истории и полноценный эталон, на который равнялись потом более ста лет при постановке подобных действий. Полноценную оперу Кальдара написать не мог, поскольку ставить подобное на открытом воздухе в ту пору было бы слишком (оперный спектакль ведь тогда мог длиться часов пять-шесть), поэтому он выбрал жанр серенаты, для исполнения которой, кроме солистов, требовалось всего четыре трубы, несколько гобоев и тимпан. Однако в ходе работы оркестр расширился, а Кальдара изобрёл новый музыкальный жанр – componimento teatrale per musica, который не стал полноценной оперой, но очень на неё похож. Отличие заключалось лишь в том, что такой мини-опере надлежало быть исполненной на открытом воздухе. Поэтому Кальдара сочинил лёгкую, и в то же время тонально устойчивую музыку, прекрасно звучащую именно на улице.

Так звучит Юпитер у Кальдары — поёт румынское меццо-сопрано Руксандра Донозе. Потрясающие низкие ноты, должно быть, ошеломляюще звучали в исполнении кастрата Орсини на премьере

Суть произведения проста – планеты выстраиваются в своеобразный парад и ведут разговоры между собою, обсуждая достоинства некой Элизы, под которой, вне всякого сомнения, имелась в виду императрица. Это Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн, а также богиня Диана, символизирующая Луну, и бог Аполлон, символизирующий Солнце. В результате дискуссии планеты приходят к полному согласию, что Элиза – совершеннейший идеал, и славят её. Длится всё это удовольствие не более двух часов – больше на улице вряд ли бы кто-то смог усидеть, даже летом. А поскольку коронационные празднества в Праге продлились больше месяца, то представление в Цнаймском замке состоялось уже глубокой осенью, хотя погода в тот год стояла отменная и спектаклю ничего не помешало. Произведение было названо «Согласие планет».

А так звучит Венера — поёт французское контральто Дельфин Галу

Действо произвело на Елизавету неизгладимое впечатление – и благодаря удачному сюрпризу, и приглашённым петь солистам, и всему художественному оформлению. Сохранилось подробное описание спектакля в Wienerisches Diarium – в пять часов два богато украшенных парадных открытых экипажа выехали к выстроенной сцене. Лошади были убраны роскошной сбруей и плюмажами, а сами экипажи расписаны золотом и серебром. В одном экипаже разместился оркестр, в другом – солисты и хор, все в соответствующих костюмах. Шествие сопровождали люди, облачённые в древнеримские одежды с белыми свечами в руках. Местное население было настолько шокировано происходящим, что поглазеть на такое диво собралась вся округа, заполнив не только всё пространство перед замком, но и крыши всех окрестных домов. По сути, это был первый в истории массовый музыкальный open air.

Джованни Карестини
Джованни Карестини

Солисты тоже были на славу – Карл не поскупился. Во-первых, наняли двух ооочень дорогих кастратов – Аполлона пел Джованни Карестини, просивший за свои выступления баснословные гонорары, а Юпитера – Гаэтано Орсини, которого Кванц называл «одним из величайших певцов, когда-либо живших». Во-вторых, не подкачали и прочие – например, Меркурия пригласили петь невероятно востребованного в те годы тенора Гаэтано Борги, а Венеру – меццо-сопрано Анну ла Амбрей. Напомню для сравнения, что, к примеру, за годовой контракт в берлинской опере кастрат получал до 4400 рейхсталеров, а музыкант оркестра мог рассчитывать на максимальное годовое жалованье в 400 рейхсталеров. Так что, нанимая двух самых дорогих кастратов Европы, Карл демонстрировал супруге свою щедрость и любовь.

Аполлон в исполнении аргентинского контртенора Франко Фаджоли

Вся структура «Согласия планет» была подчинена единому замыслу, на который опирался написавший либретто Пьетро Париати. Начинается всё с довольно нехарактерных для Кальдары торжественных фанфар, дабы обозначить важность происходящего, потом хор провозглашает славу небесным сферам, собравшимся озарить собою происходящие в настоящий момент на Земле празднества. И, далее по тексту, всё развивается, как и было сказано выше, вплоть до арии Меркурия, сообщающего зрителям, что Элиза ждёт ребёнка. В пьесе очень много музыкальных находок, таких, как диалог гобоев со струнными, создающий эффект эхо. Заканчивалось всё финальной виньеткой с панегириком императрице и поздравлением её с именинами (которые действительно выпадали на те дни). Словом, Кальдара совершил музыкальное открытие, которое продвинуло развитие музыкального театра вперёд, вместе с тем позволившее императору Карлу вновь подтвердить супруге свою любовь и нежность.

Наконец, та самая ария Меркурия — поёт немецкий тенор Даниэль Беле

Мальчик у них, к сожалению, тогда так и не родился – родилась очередная дочь, наречённая Марией Амалией. Больше детей у пары не было. Императорский престол после смерти Карла уплыл в Баварию Виттельсбахам, однако лишь на время. Блистательная старшая дочь Карла и Елизаветы, Мария Терезия, вскоре выйдя замуж за герцога Франца Стефана Лотарингского, добилась избрания императором его, став, таким образом, императрицей и обозначив в истории Австрии одну из самых её великолепных эпох.

Финальный хор «Согласия планет»

Кальдара скончался в Вене в 1736 году и стал единственным простым человеком, по ком звонил колокол принцев на соборе святого Стефана, а звонил он лишь по императорам и эрцгерцогам. Так Карл решил почтить память своего преданного композитора, которого любил и уважал всей душой. Забытые имена старых композиторов – большое несчастье. Однако в последние годы благодаря энтузиазму дирижёров и музыковедов мы получаем всё больше возможностей открывать для себя их потрясающую музыку. И узнавать, благодаря кому теперь слушаем оперу под открытым небом.

Всем, интересующимся историей оперы в Вене и Мантуе, предлагаю обратить внимание на мои предыдущие посты по теме

О Вивальди — Эффективный городской менеджмент, или Страна Чудес

О Гайдне — Еда/сон/секс. Или нечто большее?

О Кальмане — Кальман и трудности перевода

О Моцарте — Мигранты и Моцарт

(c) petrus_paulus

promo lovers_of_art октябрь 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.