vittasim (vittasim) wrote in lovers_of_art,
vittasim
vittasim
lovers_of_art

Categories:

Античные камеи в собрании Эрмитажа. Часть I

Камеями принято называть резные камни с изображением, исполненным в рельефе (в отличие от инталий — камней с углубленным изображением, с незапамятных времен служивших печатями). Происхождение термина «камея» неясно. Вероятнее всего, появившееся в XIII в. во французском языке слово camaheu, camaieul, соответствующее греческому κειμήλιον — драгоценность, — было принесено с византийского Востока в Европу крестоносцами.



Коллекция античных камей Эрмитажа может выдержать сравнение с самыми прославленными собраниями Европы и Америки, уступая разве что венскому и парижскому. Первые геммы для Эрмитажа были приобретены Екатериной II в 1764 г. (собрание Л. Наттера). В коллекции Эрмитажа хранятся памятники, относящиеся ко всем периодам развития этого искусства. Камеи — богатейший источник сведений о духовной и материальной культуре древнего мира. Но основная ценность их в художественном совершенстве. Выдерживая сравнение с лучшими творениями античного гения в большом искусстве, работы мастеров искусства прикладного стали образным гимном в честь светлого и радостного приятия мира, в честь Человека, лучшие качества которого — гармоничную красоту, ясность ума, дерзание смелого духа — воспело классическое искусство Древности.


Александр Македонский. Сардоникс. Александрия (?). III в. до н. э. 2,6 × 1,7 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Поступил в 1792г из собрания Сен-Мориса (Париж), ранее в коллекции Б. Дазенкур (Париж)

Гравюра XVIIIв, воспроизводящая эту гемму, приложена к рукописному каталогу собрания Сен-Мориса. Образ юно­го пол­ко­во­д­ца в пан­ци­ре с пыш­ной гри­вой волос, рас­сы­пав­ших­ся по пле­чам и едва сдер­жи­вае­мых диа­де­мой, хоро­шо сог­ла­су­ет­ся с тра­ди­ци­он­ной ико­но­гра­фи­ей Алек­санд­ра. Камея, веро­ят­но, была выре­за­на в Алек­сан­дрии. Почи­та­ние Алек­санд­ра, зало­жив­ше­го в 332 г. до н. э. новую сто­ли­цу Егип­та, при­ни­ма­ет там дина­сти­че­ский харак­тер. Новый государ­ст­вен­ный культ, нико­го не сму­щав­ший в Егип­те с его фара­о­нов­ски­ми тра­ди­ци­я­ми, полу­ча­ет свое оформ­ле­ние при Пто­ле­мее II. Сво­е­му пред­ше­ст­вен­ни­ку Пто­ле­мею I царь возда­ет рели­ги­оз­ные поче­сти наравне с Алек­сан­дром. Поэт Фео­крит пишет: «В Зев­са чер­то­гах ему был трон позла­щен­ный воз­двиг­нут, Рядом же с ним Алек­санд­ра любез­но­го образ пре­крас­ный.»
Эрми­таж­ная камея поз­во­ля­ет увидеть воочию, как выгляде­ли подоб­ные памят­ни­ки. Преж­нее отож­дест­вле­ние (Антиох I) бази­ро­ва­лось на оши­боч­ном про­чте­нии букв, выре­зан­ных поз­же на обо­ро­те, — их сле­ду­ет читать: Алек­сан­дрос.
У Александра Македонского был особый придворный резчик Пирготель. Только ему разрешалось создавать портреты своего владыки.


Птолемей II. Сардоникс. Александрия. III в. до н. э. 2,6 × 1,9 см. Поступила в конце XVIIIв Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж

Пто­ле­мея II лег­ко при­знать в порт­ре­те муж­чи­ны с куд­ря­ми, пере­хва­чен­ны­ми цар­ской диа­де­мой. Любо­пыт­ный фено­мен мож­но отме­тить в цар­ских порт­ре­тах этой эпо­хи: ори­ен­та­цию на изо­бра­же­ния Алек­санд­ра, неза­ви­си­мо от нали­чия реаль­но­го сход­ства того или ино­го царя с его про­слав­лен­ным пред­ше­ст­вен­ни­ком. «Льви­ная шеве­лю­ра» куд­рей, поды­маю­щих­ся надо лбом, пате­ти­че­ский, вдох­но­вен­ный лик — эти чер­ты свое­об­раз­но­го «мас­ка­ра­да» харак­тер­ны для дина­сти­че­ских порт­ре­тов всех Пто­ле­ме­ев. Пафос порт­ре­та геро­изи­ро­ван­но­го вла­сти­те­ля нахо­дит себе отклик в стро­ках при­двор­но­го поэта Фео­кри­та: «В свет­лых кудрях Пто­ле­мей, что иску­сен в мета­нии копий.»

«Живо­пись в камне» уда­лась здесь рез­чи­ку не без борь­бы с при­хот­ли­вы­ми про­слой­ка­ми ага­та: верх голо­вы слов­но зате­нен от воз­вы­шаю­щих­ся надо лбом локо­нов, диа­де­ма царя полу­чи­лась так­же двух­цвет­ной, а кон­цы лен­ты — белы­ми. Зато удач­но лег на пле­чо, пок­ры­тое рыже­ва­тым хито­ном, чер­ный плащ вои­на.


Береника II (?) в образе Изиды. Сардоникс. Александрия. III в. до н. э. 2,3 × 1,4 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Посту­пи­ла в 1787 г. из кол­лек­ции гер­цо­га Орле­ан­ско­го. Ранее в коллекции П.Кроза (Париж)

Цари­ца Бере­ни­ка II, жена Пто­ле­мея III, пред­ста­ет в обра­зе Иси­ды, тра­ди­ци­он­но­го боже­ства фара­о­нов­ско­го Егип­та. Пто­ле­меи, при­шель­цы из Македо­нии, при­нес­ли с собою и македон­ских (гре­че­ских) богов. Но еги­пет­ская Иси­да, пок­ро­ви­тель­ни­ца люб­ви, даро­вав­шая людям зако­ны, научив­шая их море­пла­ва­нию и зем­леде­лию, лег­ко сли­ва­лась с гре­че­ской Афро­ди­той или Демет­рой. Сме­шан­ное насе­ле­ние Алек­сан­дрии, види­мо, охот­но при­ни­ма­ло такой культ, соеди­нен­ный с пок­ло­не­ни­ем пра­вя­щей цари­це. Оде­я­ние цари­цы вклю­ча­ет и урей (изо­бра­же­ние свя­щен­ной змеи) над ее диа­де­мой. Бла­го­склон­ная улыб­ка цари­цы, мяг­кий и мило­сти­вый взор — все это взя­то на воору­же­ние в дина­сти­че­ском порт­ре­те. Не забы­ты и рос­кош­ные куд­ри цари­цы, вос­пе­тые поэта­ми. Дав обет пожерт­во­вать ими, если муж вер­нет­ся победи­те­лем из похо­да, она при­нес­ла их в храм сво­ей обо­жест­влен­ной све­к­ро­ви Арси­нои-Кипри­ды. А наут­ро к цари­це явил­ся аст­ро­ном и заявил, что он отме­тил появ­ле­ние ново­го созвездия. Оно до сих пор носит наи­ме­но­ва­ние «Коса Бере­ни­ки»…


Зевс. Сардоникс. Александрия. III в. до н. э. Диаметр 6,1 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Посту­пи­ла в 1850 г. из кол­лек­ции кня­ги­ни Е. И. Голи­цы­ной.

Одна из жем­чу­жин эрми­таж­ной кол­лек­ции — «Камея кня­ги­ни Голи­цы­ной», назван­ная так по име­ни ее петер­бург­ской вла­де­ли­цы. Пате­ти­че­ская голо­ва Зев­са, выре­зан­ная алек­сан­дрий­ским масте­ром III в. до н. э., явля­ет собой яркий при­мер «живо­пи­си в камне». Здесь взя­та за осно­ву пла­мен­ная гам­ма «сар­до­ник­са индий­ско­го». Как живо­пи­сец, воору­жен­ный палит­рой, работал над каме­ей талант­ли­вый рез­чик. Увен­чан­ная дубо­вым вен­ком голо­ва Зев­са гор­до вски­ну­та. Энер­гич­ный про­филь с намор­щен­ным лбом, пря­мым носом, полуот­кры­ты­ми уста­ми выре­зан в сред­нем белом слое. Белиз­ну его под­чер­ки­ва­ют крас­но­ва­то-корич­не­вые куд­ри волос и боро­ды. Золо­ти­стый фон доста­точ­но кон­тра­стен, но изо­бра­же­ние, как в ста­рой вене­ци­ан­ской живо­пи­си, объ­еди­не­но с ним тональ­ны­ми мяг­ки­ми пере­хо­да­ми. Лило­ва­тые тени, кото­рых мастер доби­ва­ет­ся, утонь­шая сред­ний слой и делая его скво­зя­щим, акцен­ти­ру­ют моде­ли­ров­ку лица и обо­га­ща­ют коло­рит.


Афина. Гранат в золотом перстне. Восточное Средиземноморье. Конец IV — начало III в. до н. э. 3,2 × 2,4 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Поступила в 1838 г. Крым, окрест­но­сти Кер­чи, Нек­ро­поль Пан­ти­ка­пея.

Мас­сив­ный золо­той пер­стень укра­шен гра­на­то­вой каме­ей — голо­вой Афи­ны. Шея и грудь боги­ни, пок­ры­тая эгидой, воло­сы и шлем с трой­ным плю­ма­жем выпол­не­ны чекан­кой и гра­ви­ров­кой, из кам­ня — толь­ко ее лицо. Фон и обрам­ле­ние эгиды, дета­ли шле­ма прой­де­ны пуан­со­ном, что сооб­ща­ет перст­ню живо­пис­ную, мер­цаю­щую поверх­ность. Два иден­тич­ных перст­ня были най­де­ны в одном жен­ском погре­бе­нии вбли­зи Пан­ти­ка­пея (Керчь). Оно содер­жа­ло золо­той венок с инта­ли­ей и восемь перст­ней с цвет­ны­ми кам­ня­ми, кото­рые укра­ша­ли каж­дый палец погре­бен­ной жен­щи­ны (кро­ме боль­ших). Это чуж­дое гре­кам обык­но­ве­ние мож­но встре­тить в скиф­ских кур­га­нах. Види­мо, погре­бен­ная была родом из Ски­фии. Две инта­лии обна­ру­жи­ва­ют нача­ло той деко­ра­тив­ной, услов­ной мане­ры резь­бы, кото­рая поз­же рас­цве­тет в Пан­ти­ка­пее. Одна инта­лия явно не завер­ше­на. Все это поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что изде­лия испол­не­ны на месте. Вме­сте с ними най­де­на золотая моне­та с порт­ре­том Алек­санд­ра Македон­ско­го.


Медуза. Сардоникс. Александрия. III в. до н. э. Диаметр 5,3 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Поступила в конце XVIIIв

Пате­ти­че­ская голо­ва Меду­зы слов­но заду­ма­на как пар­ная к изо­бра­же­нию Зев­са. Их род­нит раз­мер, круг­лая фор­ма кам­ня, вир­ту­оз­ное исполь­зо­ва­ние оттен­ков в сло­ях мине­ра­ла, мане­ра изо­бра­же­ния тугих завит­ков шеве­лю­ры, пате­ти­ка обра­за. Отруб­лен­ная голо­ва долж­на была вну­шать ужас — отсюда шеве­ля­щи­е­ся вокруг нее змеи, кро­ва­вые пят­на, слов­но она вымо­че­на в кро­ви. На сред­нем белом слое остав­ле­ны пят­ныш­ки верх­не­го корич­не­ва­то-жел­то­го, что созда­ет впе­чат­ле­ние начав­ше­го­ся тле­ния мерт­вой голо­вы. В новое вре­мя камею реши­ли под­верг­нуть рету­ши: рестав­ра­тор попы­тал­ся добить­ся рав­но­мер­но бело­го тона в про­фи­ле, но, заме­тив, что белый слой идет не парал­лель­но жел­то­му, а рез­ко наклон­но пада­ет, оста­вил свою попыт­ку, чтобы не загу­бить всю камею. Тако­го рода «коло­ри­сти­че­ские поправ­ки» были невоз­мож­ны даже в про­цес­се работы, их избе­га­ли древ­ние масте­ра. Сле­дом рету­ши остал­ся абсо­лют­но белый нос Меду­зы, состав­ля­ю­щий ныне непри­ят­ное, кон­траст­ное пят­но в испор­чен­ном шедев­ре.


Клеопатра VII в образе Изиды Египет, Александрия, I в. до н.э. сардоникс, золото (оправа - поздняя) 2,8 × 2,2 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Поступила в конце XVIII в

Послед­няя из дина­стии Пто­ле­ме­ев, Клео­пат­ра VII была щед­рой пок­ро­ви­тель­ни­цей искус­ства глип­ти­ки. Про­дук­ция алек­сан­дрий­ских мастер­ских вре­ме­ни ее прав­ле­ния и очень мно­го­чис­лен­на, и высо­ка но худо­же­ст­вен­но­му уров­ню. О рос­ко­ши двор­цов Клео­пат­ры, о целых залах и кораб­лях, инк­ру­сти­ро­ван­ных ред­ки­ми цвет­ны­ми мине­ра­ла­ми, с вос­тор­гом и удив­ле­ни­ем писа­ли совре­мен­ни­ки. О ее лич­ной печа­ти с изо­бра­же­ни­ем Мете — оли­це­тво­ре­ния Опья­не­ния — сооб­ща­ют поэты:
Я — Опья­не­ние — Мете, кото­рую умные руки
на аме­тист нанес­ли, что опья­не­нию чужд,
но обла­да­ет коль­цом сама Клео­пат­ра; и даже
трез­вость на этой руке стать Опья­не­ньем долж­на!
Как и ее пред­ше­ст­вен­ни­цы, послед­няя цари­ца еги­пет­ской дина­стии пред­ста­ет в обра­зе Иси­ды. Един­ст­вен­ное, что отли­ча­ет ее порт­рет — лав­ро­вый венок, увен­чи­ваю­щий голо­ву. Отож­дест­вле­ние порт­ре­та под­твер­жда­ет­ся нумиз­ма­ти­че­ски­ми парал­ле­ля­ми. Сход­ство харак­тер­но­го про­фи­ля, раз­ре­за глаз цари­цы с чер­та­ми Клео­пат­ры на моне­тах середи­ны I в. до н. э. бес­спор­но.


Клеопатра-Селена.? Сардоникс. Александрия. I в. до н. э. 1,8 × 1,7 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Пост. В 1830 г из собрания В.Веселовского

Кро­шеч­ный шедевр с изо­бра­же­ни­ем боги­ни Луны Селе­ны мож­но отне­сти к твор­че­ству рез­чи­ка Дио­с­ку­рида. Из его под­пи­си на гем­мах извест­но, что он был родом из горо­да Эги в Кили­кии. Как Пир­го­тель был при­двор­ным порт­ре­ти­стом Алек­санд­ра, так Дио­с­ку­рид стал порт­ре­ти­стом импе­ра­то­ра Авгу­ста. Но до того он трудил­ся при дво­ре Клео­пат­ры VII. Дочь ее полу­чи­ла мно­го­зна­чи­тель­ное имя Клео­пат­ра-Селе­на (один из сыно­вей цари­цы от Мар­ка Анто­ния полу­чил такое же зна­ме­на­тель­ное имя Алек­сандр-Гелиос). Она поз­же была выда­на замуж за царя Мав­ри­та­нии. Сакраль­ное имя юной царев­ны и обыг­ры­ва­ет в сво­ем мини­а­тюр­ном порт­ре­те Дио­с­ку­рид. Агат в верх­нем слое имел лег­кий розо­ва­тый отте­нок: в нем он выре­за­ет лицо царев­ны. И слов­но зардев­ша­я­ся от сму­ще­ния девоч­ка с удив­лен­но рас­кры­ты­ми оча­ми, она появ­ля­ет­ся перед нами в фасо­вом изо­бра­же­нии. В сред­нем, голу­бо­ва­том слое Дио­с­ку­рид выре­за­ет изящ­ный полу­ме­сяц за спи­ною, скруг­ля­ет обрез бюста и отде­ля­ет его от ниж­ней рам­ки так, что все в целом мыс­лит­ся как сама моло­дая луна, под­няв­ша­я­ся, зардев­шись, над поверх­но­стью ноч­но­го моря…Возможно, эрмитажная камея служила оригиналом для изготовления стеклянных копий, распространявшихся среди вассалов царицы.


Жертвоприношение Приапу. Сардоникс. Александрия. I в. до н. э. 1,7 × 2,7 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Посту­пи­ла в 1787 г. из кол­лек­ции гер­цо­га Орле­ан­ско­го (Париж). Ранее, в XVIIIв из коллекции Елизаветы-Шарлоты Баварской (Париж), в XVIIв – в собрании курфюрстов Палантинских (Гейдельберг).

«Жерт­ва При­а­пу» — богу пло­до­ро­дия, пок­ро­ви­те­лю садов — под рез­цом алек­сан­дрий­ско­го рез­чи­ка кру­га Сост­ра­та пре­вра­ща­ет­ся в мини­а­тюр­ную кар­ти­ну с пятью пер­со­на­жа­ми. В цен­тре, под пло­до­но­ся­щим дере­вом, на колонне сто­ит ста­туя бога, перед нею за изящ­ным тре­но­гим сто­ли­ком собра­лись жри­цы. Жен­щи­на с блюдом и маль­чик с кор­зи­ной несут к под­но­жию ста­туи пер­вый уро­жай. Две музы­кант­ши, играю­щие на цим­ба­лах, флей­тах и нож­ных тре­щот­ках, состав­ля­ют целый камер­ный оркестр. Обна­жен­ная жен­щи­на с каста­нье­та­ми — види­мо, хра­мо­вая тан­цов­щи­ца, кото­рая зада­ет им темп, гото­вясь к тан­цу в честь весе­ло­го бога При­а­па. Вбли­зи камея пора­жа­ет оби­ли­ем подроб­ней­ших дета­лей, на рас­сто­я­нии, как тон­кое кру­же­во, лас­ка­ет глаз выве­рен­ным узо­ром, соот­но­ше­ни­ем точ­но урав­но­ве­шен­ных белых фигу­рок и корич­не­во­го фона, пра­вой и левой частей мастер­ской ком­по­зи­ции.


Жертвоприношение богине Кибеле. Двухслойный оникс. Малая Азия (?). I в. до н. э. 1,8 × 2,7 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Посту­пи­ла в 1780 г. из собра­ния Слей­да.

Экс­та­ти­че­ский культ фри­гий­ской боги­ни нашел отра­же­ние в этой камее. Она, по-види­мо­му, вышла из мало­азий­ской мастер­ской эпо­хи позд­не­го элли­низ­ма. В камею вклю­че­ны эле­мен­ты пей­за­жа: дере­во, сель­ское свя­ти­ли­ще на ска­ле, в нем вид­на ста­туя сидя­щей на троне боги­ни. У под­но­жия ска­лы — круг­лый алтарь с под­но­ше­ни­я­ми. Рядом с ним пря­мо на зем­ле сидит участ­ник жерт­во­при­но­ше­ния, оде­тый в шта­ны, жен­ский хитон и фри­гий­скую ост­ро­ко­неч­ную шап­ку. Он упо­доб­лен мисти­че­ско­му воз­люб­лен­но­му боги­ни Атти­су, в поры­ве фана­ти­че­ско­го экс­та­за оско­пив­ше­му себя. Он игра­ет на флей­тах, а две жри­цы несут­ся в экс­та­ти­че­ском тан­це вокруг алта­ря. В руках одной из них каста­нье­ты, у дру­гой — нож, орудие оскоп­ле­ния. Изыс­кан­ный коло­рит камеи стро­ит­ся на гра­да­ци­ях про­зрач­но­сти верх­не­го бело­го слоя и жел­то­ва­то-медо­во­го фона: одеж­ды жриц кажут­ся тон­чай­шей про­све­чи­ваю­щей кисе­ей, раз­ве­ваю­щей­ся в такт их бур­ным дви­же­ни­ям.


Суд над Орестом. Сардоникс. Малая Азия (?). I в. до н. э. 3,9 × 2,9 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Поступила в 1830 г. из коллекции А.С. Власова (Москва). Ранее: в коллекциях П. Давила, О. Лареньер,и Ж.-Б. Лебрена (Париж). До 1771 г. принадлежала графу А.Г. Разумовскому (Вена) и графу А. Г. Головкину (Москва).

Яркий обра­зец мало­азий­ско­го сти­ля. Бур­ное выра­же­ние чувств, не без утри­ров­ки и чисто теат­раль­ных эффек­тов, рим­ляне так и назы­ва­ли «ази­ан­ским сти­лем». Камея, пост­ро­ен­ная на дина­мич­ной пла­сти­ке и кон­трас­тах цве­та, вос­со­зда­ет цен­траль­ную часть утра­чен­ной кар­ти­ны ионий­ско­го худож­ни­ка Тиман­фа (IV в. до н. э.). Афи­на опус­ка­ет каме­шек в урну для голо­со­ва­ния, рядом с ней — Апол­лон, весь напряг­ся в ожида­нии Орест, обви­ня­е­мый в убий­стве мате­ри; за ним — замер­ла его сест­ра Элек­тра. На осно­ва­нии дру­гих повто­ре­ний мы зна­ем, что в ори­ги­на­ле перед Афи­ной нахо­ди­лись еще фигу­ры двух богинь мще­ния с факе­ла­ми, а меж­ду Электрой и ста­ту­ей Пал­ла­ды — фигу­ра отвер­нув­ше­го­ся в отча­я­нии Пила­да.
Глу­бо­кая резь­ба игрой све­то­те­ни уси­ли­ва­ет дра­ма­ти­че­скую кар­ти­ну, накал стра­стей под­черк­нут кон­тра­с­та­ми коло­ри­та: корич­не­во­го фона, белых фигур. От верх­не­го рыже­ва­то­го слоя ага­та мастер оста­вил лишь одно яркое пят­но — эгиду на груди Афи­ны. В срав­не­нии с каме­я­ми «алек­сан­дрий­ско­го роко­ко» пра­во­моч­но отно­сить подоб­ные работы к «мало­азий­ско­му барок­ко».


Дионис на колеснице, запряженной кентаврами. I в. до н.э. Сардоникс. 2,3 х 3,1 см. Поступила в 1792 г. из собрания герцога Сен-Мориса. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

К мастер­ской рез­чи­ка Сост­ра­та, работав­ше­го при дво­ре Клео­пат­ры VII, мож­но отне­сти эту камею. Колес­ни­ца слов­но парит в возду­хе, отды­хаю­щий Дио­нис заки­нул пра­вую руку на голо­ву, его дви­же­нию вто­рит кен­тавр, пате­ти­че­ски под­няв­ший взор ввысь, кен­таврес­са бьет в бубен, скач­ка-галоп пре­вра­ща­ет­ся в экс­та­ти­че­ский танец.
Мастер, может быть сам Сострат, мяг­ко моде­ли­ру­ет фор­мы, утон­чая белый слой ага­та, так что он ста­но­вит­ся голу­бо­ва­тым. Трех­фи­гур­ная груп­па кон­струк­тив­но ясна и, чет­ко отде­лен­ная цве­том от корич­не­во­го фона, лег­ко чита­ет­ся даже на рас­сто­я­нии. От верх­не­го, третье­го, слоя ага­та, тща­тель­но счи­щен­но­го рез­чи­ком, оста­лись лишь корич­не­ва­тые пят­на на коле­нях Дио­ни­са, на ногах и кру­пе кен­тав­ра.
По мыс­ли созда­те­ля этой мини­а­тю­ры из ага­та она долж­на была отра­жать состо­я­ние дио­ни­сий­ско­го экс­та­за, осо­бо­го твор­че­ско­го настроя души чело­ве­ка в момент рас­кре­по­ще­ния чувств. Имен­но за эти свой­ства гре­ки дали богу вина сакраль­ный эпи­тет — Осво­бо­ди­тель.



Виктория с четверкой коней. I в. до н.э. Воспроизведение картины художника Никомаха. Подпись: ῾Ρουφος ἐποίει (Руф сделал). Оникс. 1,9 х 2,6 см. Поступила в 1787 г. из коллекции герцога Орлеанского

Руф — един­ст­вен­ное име­ю­ще­е­ся на камее латин­ское имя рез­чи­ка в эрми­таж­ной кол­лек­ции. Его имя напо­ми­на­ет про­зви­ще «руфос» (лат. «рыжий»), это чело­век из воль­ноот­пу­щен­ни­ков. И под­пись свою он ста­вит на гем­ме по-гре­че­ски, и мане­ра его резь­бы не обна­ру­жи­ва­ет ниче­го спе­ци­фи­че­ски рим­ско­го. Это общий антич­но­му миру стиль. Идя нав­ст­ре­чу рим­ским заказ­чи­кам, при­вык­шим к гре­че­ским име­нам и гре­че­ским под­пи­сям, латин­ский рез­чик не при­бе­га­ет к род­но­му язы­ку. Не так ли после «Сезо­нов рус­ско­го бале­та» зару­беж­ные тан­цов­щи­цы пред­по­чи­та­ли име­но­вать­ся рус­ски­ми име­на­ми?
Камея Руфа — мини­а­тюр­ный шедевр. Сво­бо­да, дина­мизм и в то же вре­мя урав­но­ве­шен­ность ком­по­зи­ции в ова­ле пора­зи­тель­ны. Мы не зна­ем, что здесь от живо­пис­но­го ори­ги­на­ла, а что вне­се­но рез­чи­ком. Хотя моне­ты и одна инта­лия из Эрми­та­жа с вос­про­из­веде­ни­ем одно­имен­ной кар­ти­ны Нико­ма­ха пока­зы­ва­ют, что мастер был верен образ­цу. Изме­не­ния дик­то­ва­лись гори­зон­таль­ной вытя­ну­то­стью ова­ла гем­мы.


Дионис, Сатир и Ариадна. Дионис, Ариадна, сатир. I в. до н.э. — I в. н.э. Сардоникс. Александрия. I в. до н. э. 1,4 х 1,9 см. Поступила в 1780 г. из собрания Слейда (Рочестер Англия). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж. Ранее в XVIII в коллекциях Б. Дазенкур (Париж), Я.Нани (Венеция), в XV-XVII вв в собрании Д. Гримани и его наследников (Рим, Венеция)

Тема камеи вос­хо­дит к кру­гу сюже­тов, изо­бра­жаю­щих встре­чу богом вина на ост­ро­ве Нак­со­се воз­люб­лен­ной Тезея, поки­ну­той им. На ска­ле полу­ле­жит Ари­ад­на: при­под­няв одеж­ду, она при­кры­ва­ет ею свою наготу. В цен­тре сто­ит моло­дой сатир, кото­ро­го Дио­нис дер­га­ет за ухо, нака­зы­вая за какой-то про­сту­пок. Сатир от боли под­ни­ма­ет ногу и пыта­ет­ся удер­жать руку раз­гне­ван­но­го бога. Меж­ду ними на зем­ле валя­ет­ся опро­ки­ну­тая ваза. Сце­на нака­за­ния сати­ра повто­ря­ет­ся на несколь­ких каме­ях. Надо думать, что она заим­ст­во­ва­на из стан­ко­вой живо­пи­си. Лег­ко дога­дать­ся, в чем состо­я­ла вина сати­ра: най­дя на бере­гу спя­щую девуш­ку, хмель­ные спут­ни­ки Дио­ни­са реши­ли, что это — их закон­ная добы­ча, но бог, сде­лав­ший свой выбор, был вынуж­ден по-сво­е­му их пожу­рить.
В нача­ле XVI в. камея вхо­ди­ла в собра­ние гума­ни­ста Гри­ма­ни. В инвен­та­ре его кол­лек­ции (1528 г.) она опи­са­на сле­дую­щим обра­зом: «Три фигу­ры: одна, сидя­щая, спит». В 1593 г камея украшала роскошный эбеновый кабинет – «студиоло Гримани». В начале XVIII в гемма находилась в венецианском собрании Нани и в инвентаре его описана подробнейшим образом
:» Обнаженный Вакх, левой рукой держащий тирс стоит посреди двух вакханок, одна из которых сидит, а другая, полуобнаженная стоит, держа в левой руке тирс, а правой тянет – тянет его за кхо; у ног его опрокинутая ваза с вином». Поверхности камеи сильно пострадала от времени, однако отчетливо видно, что сидящая фигура (Ариадна?) также обнажена, как и стоящая, но на гравюре Э.Вико 9около 1955г.) она изображена в хитоне.



Спящий Гермафродит и эроты. Александрия. I в. до н. э. Двухслойный оникс. 2,1 × 2,6 см. поступила в 1787г из собрания Герцога Орлеанского (Париж), ранее – в коллекции П. Кроза (Париж)

Полна изысканной неги миниатюрная сценка в манере «александрийского рококо», вырезанная также в мастерской Сострата. Обилие реплик заставляет предположить, что в основе повторений лежит утраченная живописная композиция. Есть сведения, что Кроза получил ее из Италии, ее воспроизводит Аттаванте в миниатюрах, украшающие рукописи, вышедшие из его мастерской, она же , видимо, была использована для штуковых рельефов Лоджий Рафаэля. Сквозная вертикальная трещина проходит через всю гемму посередине.
Мастер выбрал рискованную эротическую тему: странное создание античной мифологии, сын Гермеса и Афродиты, соединивший в себе оба пола, нежится в тени деревьев. В живописном оригинале была обозначена и подстерегавшая его опасность: сластолюбивые хмельные сатиры, подкрадывающиеся к безмятежно спящему Гермафродиту. Его слух нежат музыкой два эрота-музыканта, третий эрот, навевающий веером прохладу, заметив опасность, пробует растормошить Гермафродита. Тончайшие живописные нюансы извлекает Сострат из двухслойного камня. Встретившиеся в нижнем слое темные включения должны создать иллюзию тенистых кустарников, где разворачивается сценка. Розовые и белые участки верхнего слоя позволили нюансировать мастерски вылепленное тело Гермафродита.

http://ancientrome.ru/publik/art/neverov/ac/ac01.htm
http://ancientrome.ru/publik/art/neverov/ac/ac02.htm
Неверов О. Я., «Античные камеи», издательство «Искусство-СПБ», СПб, 1994
Tags: Италия, искусство
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo lovers_of_art october 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой член сообщества может стать одним из его авторов. Правила сообщества очень простые: При общении быть взаимно вежливыми и избегать обсценной лексики.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments