yury_tsybanev54 wrote in lovers_of_art

Category:

Как Бетховен изобрел электричество. Переменный ток и счастье в личной жизни

Мировая, как бы сейчас сказали, премьера освещения улицы с помощью электрических ламп случилась в 1873 году в Петербурге. Но вот послушал я сонаты Бетховена, датированные началом века 19-го, а иные и концом 18-го, – и там электричество уже гуляет с размахом! Право  же, иногда стоит послушать творения гения, не столь заигранные и не наслушанные широкой публикой взахлест. Мне подвернулся как раз такой случай.

7.03.2021. Малый зал Московской государственной консерватории. Л. Ван Бетховен. Сонаты для фортепиано №№ 4, 6, 25, 22, 13. Яков Кацнельсон, фортепиано.

Яков Кацнельсон
Яков Кацнельсон

Программа-загадка. Ибо в ней - ни одного опуса, отнесенного узколобой критикой к бетховенским шедеврам. Но если такой вдумчивый музыкант, как Яков Кацнельсон, предлагает слушателям некую сонатную комбинацию, то наверняка эта программа – с сюрпризом. И что-то в ней скрыто и будет выявлено.

Так точно! Во-первых, удалось внимательно изучить бетховенские подступы к «Лунной» и «Аппассионате», ибо 13-я и 22-я им как раз вплотную предшествовали.

А во-вторых, Кацнельсон меня неопровержимо убедил: покуда ученые всего мира тянули лямку с изобретением электрического света, Бетховен уже на предельном накале пустил ток по своим фортепианным проводам!

Да не просто изобрел это дело, но и внимательно разбирался, как электричеством пользоваться.

Ну да, молнии сверкали и прежде. У Вивальди, например, во «Временах года». Но об электричестве на улицах, площадях и возникающем меж людьми, музыка до Бетховена не говорила столь прицельно и подробно.

Что такое, на мой слух, 4-я соната?  Это история резонанса. Взволнованный рассказ  о том, как внешнее воздействует на человеческую натуру. Всю первую часть – такое чувство, что персонажа сонаты будто током ударяет. Он абсолютно зависим от внешнего императива. Велят плясать – пляшет. Велят бежать – бежит. Но это же Бетховен, господа! И он-то долго плясать под чужую дудку не станет. Весь дальнейший строй сонаты – поиск самостоятельности. Неспроста во второй части раздается вроде как звук метронома, и происходит нащупывание личного чувства и личного ритма. Рокот контекста, толпы, времени, само собой, непреклонен, он все время здесь, он надвигается и накрывает. И вся эта соната молодого еще Бетховена – о балансе  внешнего и внутреннего. И завершается она негромкой, заметим, нотой.

А в 6-й уже другая ментальность автора. Нарушая традицию энергичной-бойкой первой части, Бетховен начинает сонату с неких притворных сценок, пробавляясь, возможно, оперными сюжетами и иронизируя. И тем глубже и проникновеннее звучит в медленной части его НАСТОЯЩАЯ тема. Закольцовывается же история удалой-борзой пляской «незадумок» на предельном пульсе. Притопывает-прихлопывает ли Бетховен в такт своей музыке? Здесь, пожалуй вопрос…

Следом Кацнельсон дал не 13-ю, а 25-ю, и в этом, пожалуй, его находка.  Потому что зрелый Бетховен прямо-таки подхватывает настроение, мелькнувшее в Бетховене раннем!  В 25-й поначалу все ходит ходуном. Она открывается бешеным энергопотоком.  Всепоглощающим и всерастворяющим. Вот только вопрос уже снят. Бетховена больше нет в этой дикой оголтелой пляске. Он здесь – воплощение умиротворения и мягкости, царящих во второй части. И здесь, к слову, его музыка больше, чем где-либо, родственна гармониям Шуберта. Финальная часть только закрепляет концепцию сонаты. Включен бесстрастный наблюдатель, и он не более чем фиксирует поток окружающей жизни, то слабеющий, то нарастающий. И заметьте: ни в одной из частей нет и следа внутреннего конфликта, прежде обычного для Бетховена.

Вот так, исполнительской волею Якова Кацнельсона, Бетховен выяснил отношения с внешней средой. А дальше началось кое-что поинтереснее.

22-я – абсолютный черновик «Аппассионаты»!  Мощная ударная волна рыщет здесь по клавиатуре, и это первое предвестие самой знаменитой из сонат. И вдруг возникает что-то очень похожее на обмен репликами. Причем развивается эта тема так, как возникает, включается  и набирает накал электричество в диалоге, в общении.  Говорим же мы: вот, меж ними искорка пробежала! Да только кто б отгадал тогда, что в 22-й Бетховен репетирует общение не с кем-то, а с Господом. И это второе предвестие «Аппассионаты». Кстати, и финальная часть 22-й по насыщенности – будто происходит извержение вулкана – очень близка финалу 23-й.

Ну, и 13-я. Вишенку на торт Кацнельсон  поместил необычную. Надо еще было отыскать такую! Ибо 13-я больше всего похожа на спектральный анализ эмоций людских. На исследование того, как тот самый ток проходит по душам и сердцам. Как это электричество можно регулировать. Да только оно, коварное, проклевывается  и знай себе нас щекочет…

Словом, - больше слушайте Бетховена! Он еще много чего вам откроет. И по возможности не суйте палец в розетку.

promo lovers_of_art октябрь 25, 2019 14:21 5
Buy for 10 tokens
Сообщество lovers_of_art, предназначено для тех, кто любит искусство во всех его проявлениях. Членом сообщества может стать любой желающий. Любой…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.